Премия Рунета-2020
Владимир
+19°
Boom metrics
Общество13 мая 2024 22:00

Владимирский перинатальный центр получил штраф после смерти роженицы и ее дочек

Тем временем в судах продолжают рассматривать еще два административных дела
Это один из первых в череде судов, что предстоят мужу погибшей роженицы.

Это один из первых в череде судов, что предстоят мужу погибшей роженицы.

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ. Перейти в Фотобанк КП

Получившее широкий общественный резонанс ЧП в Областном перинатальном центре, где в ночь на 8 марта умерла беременная двойней Ирина Кирова, обрастает новыми деталями.

Три протокола

Владимирский областной суд 13 мая рассмотрел вопрос об изменении территориальной подсудности дела об административном правонарушении, фигурантом по которому выступает Областной перинатальный центр. Медорганизацию обвиняют в осуществлении деятельности с грубым нарушением требований. Это нарушение вскрылось Росздравнадзором, который провел в медучреждении большую проверку после мартовской трагедии. Всего же было составлено три протокола.

Как рассказали муж умершей женщины Юрий Киров и его адвокат Елена Кулакова, первый протокол, который уполномочен рассматривать сам Росздравнадзор, касался отсутствия необходимого медицинского оборудования. Например, там обнаружили дефибриллятор 2007 года выпуска без аккумуляторов. В итоге медучреждение оштрафовали на 30 тысяч рублей.

Второй протокол рассматривает мировой суд, и касается он дефектов в медицинской документации.

Муж Ирины Юрий Киров и адвокат Елена Кулакова.

Муж Ирины Юрий Киров и адвокат Елена Кулакова.

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ. Перейти в Фотобанк КП

Наконец, третий - по мнению потерпевшей стороны, самый значимый – составлен в связи с обнаруженными дефектами в оказании непосредственно медицинской помощи. Изначально его должны были рассмотреть во Фрунзенском районном суде, однако судья заявил самоотвод, так как именно в этом дворце правосудия трудится дочь главного врача ОПЦ Надежды Тумановой.

Заявление о самоотводе рассмотрел заместитель председателя Владимирского областного суда Ярослав Морковкин, постановивший перенести рассмотрение протокола в Октябрьский районный суд Владимира.

После заседания нам удалось побеседовать с Юрием и его защитником, которые рассказали нам некоторые подробности этой истории.

«Детям придумали имена»

В обычной жизни Юрий Киров служит командиром отделения одной из пожарных частей Владимира. По его словам, с юных лет он мечтал служить в МЧС, но вышло так, что высшее образование получал в ВлГУ на факультете социальных наук, после чего отслужил год на флоте в Калининградской области и вернулся в 2016 году в столицу родного региона.

- Но мечту быть пожарным я не оставил, и пошел в МЧС, и уже на следующий год товарищ по работе познакомил меня с Ириной, - рассказывает Юрий. - С тех пор мы всегда были вместе. Меня привлекала в ней душевная красота, справедливость, любовь к природе и животным, ее любовь к честности в людях.

Ирина и Юрий были счастливы, когда узнали, что у них будет двойня. Фото из архива семьи Кировых.

Ирина и Юрий были счастливы, когда узнали, что у них будет двойня. Фото из архива семьи Кировых.

Сама Ирина трудилась процедурной медсестрой, причем всегда на самых сложных направлениях — сначала работала в областном туберкулезном диспансере, а оттуда перебралась в онкодиспансер в отделение хирургии. Молодая женщина стала бы и врачом, но у скромно живущей семьи не было средств на учебу.

Спустя пять лет молодые люди поженились, и прожили в браке два года. Беременность была долгожданной, и супруги Кировы обрадовались, когда узнали, что родятся сразу две дочки.

- Придумали детям имена. Одну Ира решила назвать Верой, а я придумал назвать другую Софией. К сожалению, нигде в документах этого нет, - вздыхает Юрий.

Поначалу беременность протекала нормально. Один раз Ирина лежала на плановом обследовании в ОПЦ, однако в феврале муж привез ее в перинатальный центр повторно, так как у жены появились слабость и тошнота. С 15 по 19 февраля она находилась в медучреждении, но после выписки, в ночь на 27 февраля, вновь проявились те же симптомы. В пятом часу утра Юрий снова отвез Ирину в ОПЦ, где она и осталась. Причем на тот момент ей было так плохо, что женщина даже не могла сидеть.

По словам Елены Кулаковой, результаты анализов подтвердили, что у Ирины имелось кислородное голодание, в связи с чем ее сразу должны были направить в реанимацию и контролировать и ее саму, и детей. Однако этого почему-то не сделали.

Сперва у роженицы и вовсе заподозрили инфекционное заболевание, которое не подтвердилось. Также ее возили в БСП города Владимира почему-то не на карете «скорой помощи», а на легковой машине, где исключили хирургическую патологию.

- То есть, в анализах наблюдается ухудшение, но непонятно, почему лечащий врач закрыл на это глаза, почему не принимал решение сразу, - говорит Юрий.

Письма в Минздрав

Мужчина добавил, что накануне трагедии действительно виделся с супругой, и даже возил ее домой помыться. Она обещала утром разбудить мужа на работу, но этого не сделала. Зато ему позвонила Надежда Туманова.

- Она сказала, что нужно приехать, что разговор не телефонный. Сперва у меня даже закралась радостная мысль — звонят из ОПЦ, вдруг дети родились? А когда приехал, сообщили такую новость, - говорит Юрий. - У меня был шок: вчера виделись, а сегодня нет человека. Мне сказали, что произошел разрыв матки в нехарактерном месте. Туманова даже на бумаге это рисовала. Якобы из-за этого задохнулись дети, и никого не спасли.

Ирина трудилась процедурной медсестрой. Фото из архива семьи Кировых.

Ирина трудилась процедурной медсестрой. Фото из архива семьи Кировых.

Адвокат Елена Кулакова добавила, что вопросов к оказанию медпомощи у них много, а при чтении документов Росздравнадзора она буквально видит то же, что и в случае со смертью Анны Бобриковой — те же самые нарушения вскрылись спустя восемь лет.

- Мы с Юрием думаем, что от перемены руководителей в ОПЦ обстановка не изменится. С момента смерти Ани Бобриковой прошло 8 лет, Туманова писала письма, и это представлено в результатах проверки — писала в Минздрав, чтобы выделили деньги на медоборудование, в том числе дефибриллятор — в 2021 году, в 2022, в 2023. Где деньги? - говорит Кулакова.

Сам Юрий отметил, что его возмутили слова губернатора Владимирской области о скоротечной патологии. Соответствующие заявления он уже сделал в СК и прокуратуру.

- Мне было бы понятно, если бы жена умерла дома, но не тогда, когда я привез ее по ухудшению состояния в роддом, где она наблюдалась 10 суток. Спрашивали Туманову, почему не было родоразрешения, на что она ответила, что не имелось показания врачей, но имелось ухудшение самочувствия и ухудшение по анализам. Пока ответов на эти вопросы у нас нет, - говорит мужчина.

Извинения в частном порядке

Сам Юрий Киров не желает никаких материальных компенсаций. По его словам, главное — добиться справедливости и, если получится, предотвратить будущие возможные трагедии. По его словам, сама Надежда Туманова пока не извинялась, но предлагала ему помощь, зато отдельные рядовые сотрудники ОПЦ принесли извинения в частном порядке.

Сейчас мужчина живет вместе с тещей — мамой Ирины, которая перед рождением внучек уволилась из детского сада, чтобы помогать детям. Кроме Юрия, другой поддержки у нее нет. Да и сам Юра признается, что видит все, словно через призму серого стекла, но не теряет стойкости.

- В нашей клятве пожарных есть простые слова: «Служу России, служу народу!» - это важные слова, и они помогают жить. Помогают товарищи, коллеги, их жизнерадостность и сила. Где-то я такой же, как они, только со своими слабостями. Они всячески поддерживают меня, так что я пытаюсь найти справедливость и что-то изменить в системе. Да и просто узнать для себя — что же случилось той ночью, - заключил Юрий Киров.

А пока региональное СУ СК России продолжает расследование уголовного дела по факту смерти Ирины. Тем временем, следующее административное дело рассмотрят 14 мая.

КСТАТИ

Юрий и мама Ирины не богаты, поэтому по возможности просят неравнодушных людей помочь с оплатой адвокатов. Сделать это можно, перечислив средства на специальный счет благотворительного фонда.