Общество5 августа 2015 14:27

Психиатр-криминалист Михаил Виноградов: "Белов понимает, что он убил. Но он не понимает, что это преступление."

По мнению эксперта, подозреваемого в убийстве семьи и матери необходимо было опекать

Фото: СОЦСЕТИ

5 августа в эфире радио "КП" обсуждалось страшное убийство в Нижнем Новгороде. Олега Белова подозревают в расправе над всей своей семьей, детьми и женой. Возможно, на руках Белова и кровь его матери, чье расчлененное тело нашли вечером 4 августа в Гороховце. В эфире выступил психаитр-криминалист Михаил Виноградов, психиатр-криминалист. По мнению эксперта, Олег Белов - психически больной человек, и за ним давно надо было присматривать.

- Михаил Викторович, мы обсуждаем эту дикую историю в Нижнем Новгороде, где якобы отец убил беременную жену и шестерых детей. Сейчас вот проводят параллель с делом Кабанова, фотографа, который убил и расчленил свою жену в Екатеринбурге. Я знаю, что вы занимались делом Кабанова, скажите, действительно ли можно провести такую параллель, есть сходство в этих двух историях?

- Нет, в этих двух историях сходства нет. Кабанов психически, к сожалению, здоровый человек. Я говорю «к сожалению», потому что преступление жуткое и умом его не понять. А то, что произошло там, убийство детей и беременной жены, это совершил психически больной человек. И это большая проблема сегодняшнего дня.

- Михаил Викторович, а все равно должен же быть какой-то мотив этого убийства – ну, даже если он шизофреник. Вот по вашему, какая версия наиболее вероятна?

- Мотив душевнобольных, у психически больных часто не совпадает с общепринятыми понятиями мотива.

- Например, может быть мотив тот, что мать хотела лишить его родительских прав?

- Может быть мотивом и желанием убить всех, чтобы сохранить свои родительские права. Вот ведь парадокс-то в чем.

- А могли ему, вот как мы в кино видим, что внутренний голос говорит – иди и убей – и он ничего не может с собой поделать? Такое может быть?

- Собственно, ему внутренний голос и говорил – убей. И он пошел и убил. Больные такого рода повинуются именно внутреннему голосу, а не логике, не реальному здравому смыслу. Вот в какой-то момент у него в болезненном воспаленном мозгу возникла мысль убить. Убить детей, убить беременную жену, всех убить. Почему? По его кривой логике, а больше ни по каким другим причинам.

- Михаил Викторович, мы говорили о том, что убить крепкую достаточно женщину плюс шестерых детей, а если сейчас докажут, что плюс еще мать, которую во Владимирской области нашли, все-таки нужна сила. По вашему, могли ли быть у Белова какие-то пособники? Или все-таки это дело рук одного человека?

- Нет, это дело рук одного человека. Что касается силы, я вам расскажу давний случай. Когда-то в психиатрических больницах не было не бьющихся стекол и окна изнутри были защищены решетками. Так вот, был один больной, довольно такого субтильного телосложения, который во время приступа агрессии и злобы решетку выламывал. И его перевели в палату, где поставили две решетки. Первую решетку он успевал выломать, а, когда брался за вторую, уже прибегали санитары и его успокаивали.

- Михаил Викторович, ну а что же тогда делать людям, которые видят человека с диагнозом «шизофреник» - соседи или сотрудники – какие их действия? Или надо дождаться такой трагедии, чтобы сказать: ой, да, действительно, не усмотрели.

- Нет, нет. Раньше каждый участковый психиатр в определенное время навещал своих пациентов на дому.

- Ну, это раньше. А сейчас-то что делать?

- А сейчас надо менять закон. Мы бессильны. Мы ничего не можем сделать. Мы связаны по рукам.

- Михаил Викторович, вот сказали, что Олег Белов стоял на учете в психдиспансере, у него была вторая группа инвалидности, диагноз шизофрения – вот насколько этот человек считается опасным? Насколько опасна первая там или третья группа?

- Дело не в том, какая у него группа, а дело в том, какой у него психоз. Есть люди, которые психически больны и могут работать и выполнять сложные научные работы, а есть люди, которые психически больны и не соответствуют социальным нормам. Вот у него вторая группа. Значит, ему надо было думать об опекунстве над ним. Должны были ему назначить опекуна, который бы за ним наблюдал, следил и предупреждал его агрессию.

- А насколько подобные болезни передаются по наследству?

- Здесь мнение разное. Считается, что 50 на 50. Но наследство обычно идет по женской линии через поколение.

- Белов понимает, что он совершил преступление? Это не состояние аффекта?

- Нет, он понимает, что он убил. Но он не понимает, что это преступление. Вот в чем разница.