Отец, отец…

Николай Денисов. 1926 г.- 2014 г.
Изменить размер текста:

Тебе было всего 15 лет, когда началась война с фашистскими полчищами, напавшими на рассвете 22 июня на мирную нашу страну.. Все мужики из нашей деревни Катышево, как из всех других муромских и владимирских деревень и городов, ушли в то лето на фронт. Прощаясь с семьями, не думали, что их сыновьям-малолеткам тоже выпадет тяжкая ноша войны. Успокаивали матерей, жён, невест: «Разгромим гадов и возвратимся!» Но долгим оказалось то возвращение. Успели подрасти сыновья и тоже отправились воевать. Силён оказался враг, подмял под себя всю Европу, уверен был, что нас покорит, навсегда сотрёт с лица земли Россию, Советский Союз. Не вышло…

Отец, какую страшную войну ты одолел, через какие битвы, огни и воды прошёл, а вот не хватило, видно, силы дожить до нынешнего Великого дня 9 мая, 70 –летия твоей личной и нашей всенародной Великой Победы?! Оставалось всего несколько месяцев и казалось, ничто не предвещало нашей семье непоправимой беды. Ты уже жил нынешним майским праздничным днём, мечтал, как пойдёшь на родной завод, которому отдал всю трудовую жизнь, и как тихо в такт неторопливому шагу будут вызванивать награды твои на отглаженном, видавшем виды, парадном костюме. Была бы жива мама, она шла бы рядом с тобой, взявшись под руку, нарядная, в любимом своём платье и улыбалась бы всем встречным: «С праздником! С праздником! С праздником!» Наверное, в мыслях своих представлял, как радушно встретят тебя и твоих друзей-фронтовиков крепкими рукопожатьями, и как невольно будут высекаться слёзы от воспоминаний о пережитом вместе с народом, вместе со страной.

Прости, отец. Оказывается, я так мало знаю о тебе. Был молодым, всё откладывал расспрашивать, а когда повзрослел, боялся потревожить воспоминаниями. Вы, фронтовики, не любили рассказывать о войне и жизнь свою за Отечество подвигом не считали, полагали: так должно быть во все времена и во всех обстоятельствах. А то, что на войне страшно, потому что убивают, знал каждый и старался этот страх превозмочь, возвыситься над ним до презрения к смерти.

Тебя призвали в 43-ем. Год начался с прорыва Ленинградской блокады. В июле – Курская битва. В невиданном танковом сражении под Прохоровкой сошлись более 1200 танков и самоходок. Красная армия наступала по всему фронту . Освобождены Воронеж. Курск, Орёл, Белгород, Донецк, Новороссйск… Начиналась битва за Днепр.

А ты, отец, в составе 2-го Белорусского фронта, сформированного для освобождения Белоруссии, шёл на северо-запад. Довелось твоему 97 разведывательному батальону вместе с другими батальонами, отрядами и штурмовыми группами брать неприступный, по мнению военспецов, город-крепость Кёнигсберг. Эти усиленные стрелковые формирования состояли, в основном, из ребят молодых, сильных, выносливых и смелых. – У нас была особая разведка, - как-то рассказывал ты мне. – Называлась «разведка боем». Следом за нашими огневыми налётами в атаку шла пехота, танки, самоходки. Почитай-ка, что о нас сам Жуков Георгий Константинович писал: «Атаки разведывательных батальонов противник не выдерживал и начинал отходить с переднего края в глубину». А глубина-то на 300-500 километров прочнейших рубежей обороны, опиравшихся на водные рубежи. Но надо брать и брали штурмом! Через трое суток штурма и захвата основных объектов связи, железнодорожного узла и других немецкий гарнизон капитулировал. Не случайно на вопрос: «Как там было»? мы отвечали фронтовой поговоркой: - Спросите у тех, кто остался в живых». При взятии Кёнигсберга каждый четвёртый полег или был ранен из наступающих нас 250 тысяч… Понятно, почему медаль «За взятие Кёнигсберга» - единственная среди других медалей учреждена за взятие города-крепости? – спросил тогда ты меня.

- Понятно, отец. Меня всегда восхищали твоё мужество, скромность, страсть к чтению, умение анализировать, отличная память. Если бы не проклятая война, на кого бы ты выучился, кем бы мог стать? Всякий раз, как заходил разговор о переезде в благоустроенную квартиру, ты отмахивался: «Ну и что с того, что ветеран, другим, может быть, нужнее. И продолжал жить без всяких удобств, словно охранял оставшееся в стенах его счастье дружной семьи, где вырастили они с женой трёх достойных детей.

… И вот вижу тебя на заводе, ты с почтением останавливаешься у мемориала, который создал наш завод в память о земляках - участниках Великой отечественной войны. Я тебе рассказывал, как мы создавали этот мемориал, и который мог бы достойно и гордо представить величие подвига советского народа не только на заводской территории или городской площади, - в любой столице мира! И я вижу, что ты напряжённо всматриваешься в ряды встречающих, не удерживаюсь, взмахиваю рукой: «Я здесь, отец!» Ты улыбаешься в ответ…

Но ничего этого нынче уже не будет. Ты ушёл тихо и незаметно, будто отправился в разведку в далёком сорок третьем… Только что сидел на крылечке родного дома, привычно гладил кошку, и вот тебя уже нет. «… Он вчера не вернулся из боя» - пел о тебе кумир нашей молодости Володя Высоцкий.

Отец! А война за Россию всё не кончается. Грозят и теснят нас со всех сторон. Надеются устрашить военной мощью, террором, санкциями, вмешательством во все наши дела. Но мы – ваши дети, внуки и правнуки, и будущие их дети - выстоим, защитим свою страну и поднимем её к новым высотам в науке, экономике, обороноспособности, образовании, культуре, - во всём!

И нам снова нужна Победа!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также