Происшествия21 ноября 2014 1:00

История Владимирской прокуратуры: от «недостач» до массовых убийств

В этом году исполнилось 70 лет с момента образования прокуратуры Владимирской области.

Как менялась работа стражей закона за эти десятилетия? Какие дела считались «громкими», какие задачи для прокуроров были самыми трудными? Корреспондент «Комсомолки» встретился с людьми, которые занимались самыми громкими и интересными делами, и записал их истории.

70-е: Корейко из Юрьев-Польского

По воспоминаниям ветеранов владимирской прокуратуры, последнее предперестроечное десятилетие было в плане криминала достаточно спокойным. Убийства случались настолько редко, что считались чем-то почти фантастическим. И воровать по-крупному в СССР попросту было бессмысленно. Как показали Ильф и Петров в «Золотом теленке» на примере подпольного миллионера Корейко, большие деньги невозможно было потратить, не вызвав подозрений.

Оказывается, во Владимирской области был и собственный Корейко. О нем нам рассказал Михаил Угненко, работавший в начале 70-х следователем Юрьев-Польской прокуратуры. Фамилия героя — Прик (имени уже никто не помнит). Должность — адвокат. Прик ввел для своих клиентов новые правила.

- Он смотрел дело и, понимая, что обвиняемого не посадят, говорил ему: «Если хочешь остаться на свободе, плати мне, а не в кассу консультации», - вспоминает Угненко. - И все платили.

При этом и по внешнему виду, и по поведению алчный адвокат казался беднее церковной крысы. Ходил всегда в одном и том же засаленном пиджачке. А детей отправил учиться в институт в ватных фуфайках.

Когда махинации Прика раскрылись, он начал, в чем были уверены прокуроры, косить под психа. В камере он то лаял, то выл, то стирал в унитазе свои штаны. Владимирские психиатры подтвердили: симулирует. Но их московские коллеги решили, что он действительно болен.

В итоге Прика отправили не в колонию, а в психушку. А на его счету в сберкассе денег нашли столько, что можно было бы купить несколько автомобилей.

80-е: Деликатесы в бензобаке

В перестройку лозунг «Все вокруг мое!» укрепился в сознании народа, и воровать стали по-крупному. Например, с «Владимирского тракторного завода», который тогда был настоящим индустриальным гигантом, продукция также шла «налево». Чтобы скрыть это, набивали на нескольких тракторах один и тот же номер. Впоследствии трактор меняли, например, на японский видеомагнитофон.

Но самые массовые хищение были на владимирском мясокомбинате, располагавшемся в районе третьей колонии. За кражу «дефицита» было осуждено более ста человек.

- В магазинах в то время нельзя было купить ни хорошего мяса, ни колбасы. Поэтому работники мясокомбината воровали и для себя, и для родственников, и на продажу, - рассказал Андрей Рыжов, занимавший в то время пост прокурора Октябрьского района Владимира. - Способы воровства были самые разные.

Иногда сервелаты и карбонаты несли на себе (под одеждой), иногда перекидывали через ограду. Некоторые прятали деликатесы в контейнерах с мусором. А одна компания, исхитрившись, приварила к грузовику второй топливный бак, в котором и вывозила колбасу.

По примерным оценкам, в месяц с мясокомбината уходило «налево» около 600 килограммов продуктов. Когда это раскрылось, начались показательные процессы. Они проходили прямо на мясокомбинате. Дело было на контроле в Генеральной прокуратуре СССР. В итоге за хищение социалистической собственности к штрафам и исправительным работам приговорили более ста человек.

90-е: «Девятка» на большой дороге

Период «прихватизации» и первоначального накопления капитала сопровождался всплеском рэкета, бандитизма и убийств. По оценкам некоторых прокуроров, преступность за короткое время выросла в пять раз.

Бандитские группировки (да не по одной) образовались во всех райцентрах и вдоль больших автодорог. Так, на трассе М7 около Владимира кормилась банда некоего Сергея Чережанова, вооруженная автоматом и несколькими пистолетами.

Главарь — жестокий убийца, недавно вышедший из колонии — нашел двух подельников и стал с ними грабить автобусы, возившие челноков (коммерсантов, ездивших за границу за одеждой). Дело было в середине 90-х годов.

- В транспортной компании у него был свой человек, который давал наводку. Мол, заказан автобус за рубеж. Обычно в Турцию. Номер такой-то. Выезд в такое-то время, - рассказывает помощник прокурора города Владимира Вячеслав Круглов. - Бандиты подкарауливали автобус.

Технология нападения была отработана до мелочей. Преступники на «девятке» ехали параллельно с автобусом и стреляли в колесо. Водитель думал, что колесо лопнуло само, останавливался и менял его. В тот момент, когда ремонт заканчивался, появлялись вооруженные бандиты. Они отгоняли автобус с пассажирами в лес, приковывали всех наручниками к деревьям и забирали все деньги и ценности.

Когда преступников поймали, оказалось, что оружие они перевозили в металлическом ящике, приваренном к днищу «девятки». Всем дали большие сроки: ведь на их счету были ограбления и в других регионах России, а также несколько убийств.

00-е: Убийство семьи «новых русских»

В начале тысячелетия общество уже довольно четко разделилось на тех, кто смог создать капитал (их назвали «новыми русскими»), и тех, кто не смог этого сделать. Вторые завидовали первым и иногда пытались урвать свой кусок. Самым жестоким таким преступлением стала «резня на Озерной» во Владимире.

Жертвами преступников стали предприниматель Олег Митрофанов, владевший рынком «Клондайк» в Добром, его жена, двое детей (14 и полутора лет) и няня.

Скажем сразу, убийц было двое. Первый — двоюродный брат жены бизнесмена Игорь Давыдов, который завидовал богатству родственника, и его приятель Руслан Сторожев. Мотив — корыстный: забрать из дома все ценное.

Преступники хотели напасть на коттедж, когда там были только няня и малыш, но просчитались. Навстречу им вышел 14-летний хозяйский сын (его тут же зарезали), а потом подъехали и сами хозяева.

- Убили всех пятерых. Самым бессмысленным и жестоким было убийство младенца. Эксперты насчитали у него 17 ножевых ранений, 6 из которых были сквозными, - вспоминает ту трагедию Владимир Мельник, работавший тогда следователем по особо важным делам прокуратуры Владимира.

Забрав деньги и драгоценности, бандиты ушли. Но перед этим попытались сымитировать нападение на дом сексуального маньяка: на уже убитых женщинах разорвали нижнее белье.

Нашли убийц всего через несколько дней, в том числе по найденным на месте преступления отпечаткам пальцев. Оба прятались в Калининградской области.

Сторожева приговорили к 25-летнему заключению, Давыдова — к пожизненному.

КриминалИнтересное