Интересное23 сентября 2021 14:00

Major Art: Павел Абросимов как зеркало советской архитектуры

В Азербайджане вышло жизнеописание известного архитектора сталинских времен Павла Абросимова - «Major art reflections»
.

.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В азербайджанском издательстве Gabala Image Press вышла книга, посвященная творчеству видного советского архитектора Павла Абросимова, творившего во второй четверти XX века. Абросимов, в частности, известен работой над проектом Дворца Советов, участием в создании комплекса зданий МГУ, Дома правительства Украины в Киеве, реконструкцией театра Вахтангова на Арбате. Книга, написанная историком архитектуры И.А. Низерли носит громкое название «Major art reflections» и претендует на нечто большее, чем биография известного человека. Мы решили пообщаться с автором и выяснить, чем продиктован выбор темы и названия.

- Ильяс Алексеевич, вы фактически написали биографию Павла Абросимова - очень известного советского архитектора. Почему книга называется «Major art reflections», то есть «важные размышления об искусстве»? Почему не об архитектуре хотя бы?

- Прежде всего, я бы не назвал свою книгу биографической. История жизни и труда Павла Абросимова хорошо известна, к ней трудно добавить что-то новое. Но я и не ставил себе такой задачи. Моя работа посвящена скорее развитию архитектуры в тот замечательный советский период, когда переосмысливались старые понятия, когда вместо проектировния отдельных объектов, художники начинали мыслить пространством, создавать не единичные шедевры, а органично вплетать их в ткань города. Это была трудная эволюция. Павел Абросимов прошел через все ее этапы, его творчество – это как фильм, фильм, растянувшийся на три десятилетия. Можно сказать, я использовал Павла Абросимова как призму, через которую показал, что происходило с архитектурой в сталинскую эпоху.

- Почему «major» становится понятнее. И все же, почему «искусство»?

- Потому что архитектура прежде всего именно искусство. Архитектор – творец, а не проектировщик. В поздней истории СССР были периоды, когда об этом забывали – и что мы имеем сегодня? Кварталы хрущевок, безликие спальные районы, города, изуродованные на десятилетия, если не навсегда.

Я сознательно не стал сужать «искусство» до «архитектуры» в названии книги. Нужно понимать, что время, когда творил Павел Абросимов, – это было уникальное время для советской архитектуры: она была больше, чем искусством, она была идеологическим инструментом, выполняла символическую роль. Знаете же коммунистический лозунг: «из всех видов искусства для нас важнейшим является кино»? Вот здесь бы я на самом деле поспорил.

- Как архитектура может быть идеологическим инструментом?

- Лучше спросите, как она может им не быть. Градостроительство всегда отражает волю тех, кто городом владеет. С чего начинал Павел Абросимов? С конструктивизма – когда идеальным представлением об устройстве жизни нового человека была коммуна. Минималистический быт, крохотные площади, общепит вместо кухонь и так далее. Сегодня с реликтами этой эпохи носятся, берегут, не дают разрушать, а почему? Потому что это наглядное отражение того, как люди думали и чувствовали в то время.

В то же время для общественных зданий была характерна помпезность, фундаментальность. Возьмите спроектированный Иваном Фоминым и Павлом Абросимовым Дом украинского совнаркома в Киеве, сейчас там заседает правительство Украины. Это же махина, это заявление о мощи диктатуры пролетариата – это тоже идеологическое высказывание, но созданное художником.

Если бы война не помешала построить в Москве Дворец Советов – а Павел Абросимов входил в проектную группу, это монструозное здание было бы сейчас символом столицы России, а вовсе не Кремль.

А «сталинские» высотки? Это лицо Москвы, уникальное, неповторимое. А кто проектировал один из самых больших таких комплексов, МГУ? В том числе и Павел Абросимов. Среди прочих получил Государственную премию за этот проект.

Наконец, то, что массово начали строить при Хрущеве и Брежневе – это тоже идеология. Точнее, расписка в ее кризисе, который привел вскоре к окончательному краху. Но до этого Абросимов уже не дожил. Но, как я уже говорил, «Major art reflections» - это не биография конкретного человека, это взгляд на эпоху.

- Но почему история российского архитектора, пусть даже с такой солидной идейной базой, выходит в Азербайджане?

- Для меня он советский. СССР был единой страной, пятнадцать республик – пятнадцать сестер, все люди работали на общее благо.

И потом, Павел Абросимов – он же наш, бакинский. Их семья переехала сюда еще до революции, откуда-то из Черноземья, когда он еще ребенком был. Он тут и рос, и взрослел, и работать начал, сперва, кстати, строителем, и повоевал даже в 1918-м. Собственно, его карьера как художника и архитектора началась тоже здесь. Это потом он переехал в Ленинград, продолжать образование и потом уже в основном трудился там или в Москве.

Конечно, мой выбор Павла Абросимова в качестве знакового персонажа продиктован и этим тоже. Но все же это не главное. Как бы сейчас ни разошлись пути советских республик, наследие у нас общее и осмысливать необычайно важно. Поэтому свои «reflections» я действительно считаю «major».

Интересное