2018-01-09T10:31:30+03:00

Владимирские колонии снабжают своими товарами даже Владивосток

Заключенные делают нарды, школьные парты и даже пекут хлеб
..Фото: Алексей КОТМЫШЕВ
Изменить размер текста:

О талантах заключенных ходят легенды, но в основном про всякие хитрые штучки, которые делаются в колониях. И мало кому известно, что в местах лишения свободы Владимирской области их руками делается масса разнообразных вещей для народа. Причем высококачественных и недорогих.

«Гражданин начальник»

- В моем кабинете практически все сделано руками заключенных, - встречает врио начальника УФСИН России по Владимирской области Олег Петров. - Разве что за исключением компьютерной техники.

Даже герб над головой начальника — и тот сделан руками осужденных.

- Наша организация не такая страшная, работаем мы с теми же гражданами, и когда они выйдут, они тоже будут трудиться, мы должны их принять и помнить — что они люди, - говорит Олег Петров.

Во владимирских колониях производят буквально что угодно — шьют форму для УФСИН и других силовиков, в том числе берцы, делают боксерские груши и даже мячи. А еще делают мебель.

- Все деньги идут в бюджет и, как правило, тратятся на наши же нужды, - объясняет Олег Петров. - А заключенные получают за свой труд зарплату — в соответствии с действующим законодательством.

Нардошахматы с мангалом

Интересный факт — в УФСИН есть собственный отдел маркетинга и прайс-лист. Все официально. Заказ на «производство за колючей проволокой» может сделать кто угодно. В Управлении имеется собственный музей продукции.

- Мы делаем маты, боксерские груши, боксерские перчатки, есть даже мяч-погремушка для слепых, - показывает начальник отдела маркетинга и управления Алексей Черняев. - Или вот мангал, его цена — вполне конкурентная, а качество отличное. Он складывается и помещается в сумку. Это не какая-то одноразовая вещь.

Кроме того, владимирские заключенные делают коптильни, каминные наборы, тротуарные плиты и даже шьют спальные мешки. Продукция расходится по всей стране, доехала даже до Владивостока.

Есть как госзаказы, так и индивидуальные. Кстати, одежду зеки шьют себе тоже сами.

- Но самые оригинальные товары, которые не имеют аналогов — это сувениры, - говорит Алексей Черняев и показывает оригинальную штуку — доску, на одной стороне которой можно играть в шахматы, а если раскрыть, получаются нарды. И таких вещей полно — разнообразные портсигары, хитроумные шкатулки и даже сейфы.

- А сейфы медвежатники делают? - спрашиваю Олега Петрова.

- Почему сразу медвежатники. Мы вообще от таких понятий стараемся уходить, - заявил начальник УФСИН.

Кстати, мало кто знает, но знаменитые «розочки» на рычагах переключения передач советских автомобилей делали тоже заключенные.

- Выполнить ее несложно, и делались они не подпольно, а вполне официально, - говорит Олег Петров. - Вообще, многие люди, которые попадают за решетку, очень талантливы, а иногда их таланты раскрываются именно в заключении.

Кстати, знаменитые фигурки из хлеба на «зоне» тоже делают, но это в список продукции не входит.

Снегири летят над нашей зоной

А еще во владимирских колониях выпускают отличную мебель — стулья для детей, разнообразные шкафы и прочее. Но, пожалуй, самый «эксклюзивный» товар — шапки-буденовки — их используют в бане, хотя в Москве на Арбате их продают за баснословные деньги.

Чтобы не голословить, едем смотреть производство «на место» - в исправительную колонию №3 — проще говоря на «строгач».

Режим серьезный, колония разбита на сектора. Нас после тщательного досмотра пропускают на производственную часть. Здесь заключенные делают мелкую муку, шьют и изготавливают доски.

- Я приехал сюда из другой тюрьмы, посмотрел как все налажено и сразу сказал — остаюсь работать здесь, - не без гордости говорит начальник производственно-технического отдела Центра трудовой адаптации осужденных ИК-3 Станислав Кузнецов и ведет по своему «хозяйству». Все заключенные вежливые, обязательно здороваются. Вокруг висят советские плакаты, призывающие к труду и соблюдению техники безопасности. А еще — скворечники. Их заключенные сделали сами.

- Птицы прилетают в них, - рассказывают сами зека. - Зимой в основном снегири.

«Закон» на станке

В цеху по производству муки работает мини-трактор. Он перетаскивает зерно. За его рулем — осужденный Роман.

- Я тракторист, сейчас помогаю двигать зерно к мельнице, чтобы людям было легче работать, - рассказывает парень. - Здесь уже почти три года за незаконный оборот наркотиков. Увы, так сложилась жизнь, но уже 9 января пойду домой, и буду работать по специальности — я тракторист-машинист, а здесь еще получил швейное образование. В ИК-3 мне все нравится — условия хорошие, администрация помогает, можно сказать что всем доволен. А вообще я работаю не только здесь — езжу по всей «зоне», кроме того — чиню технику.

А в соседнем здании осужденный Андрей сидит за крутым швейным станком, который автоматически печатает слово «закон». Здесь делают нашивки и шевроны.

- Обычно вся операция занимает 15 минут — мастер приносит заказ, и мы через компьютер отправляем его на станок, - объясняет Андрей. - В принципе, можем сделать что угодно. Я выучился здесь, и могу работать как на автоматическом станке, так и на простой швейной машинке.

В другом цеху готовят дерево. Оно идет на производство мебели. Заключенный Александр обрабатывает доски.

Вместе с нами предприниматель Владислав. Он арендовал совместное с ИК-3 производство и поставил) новое оборудование.

- Скажу честно, - признается бизнесмен. - Когда приехал сюда и увидел условия, сразу решил, что открою здесь производство. Поверьте мне — я поездил по многим тюрьмам России и всякого насмотрелся.

Сами сотрудники УФСИН уверены — главное — это трудовая дисциплина. Любопытно: первое, что попадается на входе в колонию строгого режима, это цитата Антона Павловича Чехова: «В человеке все должно быть прекрасно — и одежда, и мысли и душа». А на соседней березе висит разноцветный скворечник — тоже поделка местных сидельцев.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также