2017-11-07T09:56:45+03:00

Жизнь и удивительные приключения первого наркома труда из Мурома в Европе и России

Александр Шляпников подделывал документы и крутил роман с Александрой Коллонтай
..
Изменить размер текста:

Имена пламенных владимирских революционеров известны и сегодня. Площадь Фрунзе, памятник Лебедеву-Полянскому, улица Батурина и сегодня напоминают владимирцам о героях тех лет. Имя Александра Шляпников забыто напрочь. А ведь он был одним из виднейших революционеров-большевиков, членом Петросовета, первым наркомом труда. Простой паренек из Мурома колесил по всей Европе, работал на заводах в Англии, Германии и Франции, пересекал границу с поддельным паспортом и крутил роман с одной из главных красавиц эпохи.

В Муроме

Александр Гаврилович Шляпников родился в Муроме 30 августа 1885 года в многодетной старообрядческой семье. Его отец-мельник утонул в реке, когда Саше было три года. Семья матери была из поморской старообрядческой секты. С детства дети привыкли к религиозным преследованиям.

«В воспитании значительную роль играла просторная улица нашего захолустного города с ее ссорами и драками, уличными побоищами взрослых", - вспоминал впоследствии будущий нарком труда». - «При всей доброте матери значительную часть своего детского времени мы были предоставлены самим себе».

Потом Александр Шляпников вспоминал, как зимой ходил стирать чужое белье на реку, а потом приходил домой в ледяных сапогах, примерзших к ногам. Много болел. Школу не любил - учителя там были грубые и злые. Читал много религиозной литературы, мечтал стать токарем и готовился к мученической жизни.

«Учителя были очень грубые молодые люди, прибегавшие частенько к кулачной расправе со своими малышами-учениками», - писал Шляпников годы спустя. - «Уже тогда я понял, как много в жизни несправедливости».

Раз за разом будущему революционеру приходилось подделывать документы, чтобы устроиться на работу. Подростка на завод токарем не брали. Приходилось хитрить.

«Полтинник чиновнику, и дело сделано», - рассказывал будущий нарком труда.

В 14 лет Саша перебрался в городок Вача Нижегородской области. Через год поехал в Сормово. А в 15 лет рванул в столицу на Невский судостроительный завод. Чтобы взяли на работу, в третий раз в жизни подделал документы.

Первый арест

Буквально через несколько месяцев Александр Шляпников принял участие в первой заводской стачке. С работы его уволили, пришлось перебиваться заработками в маленьких мастерских. Денег не хватало, поэтому пришлось вернуться домой в Муром. Там будущий революционер вступил в партию и был арестован. Александр Шляпников вспоминал те дни:

"В июле 1905 г. наша организация устроила массовку в память расстрела рабочих 9 января. Благодаря нападению полиции на эту массовку, она превратилась в вооруженную демонстрацию с избиением полиции и хождением по городу в течение целого вечера. Через неделю после демонстрации я был арестован и посажен во Владимирскую центральную каторжную тюрьму.

Октябрьская стачка, давшая амнистию политическим заключенным, освободила и меня. По освобождении из тюрьмы снова вступил в ряды революционных социал-демократических работников.

В день освобождения владимирские черносотенцы избили меня на улице, и с вещественными доказательствами на лице я явился на родину."

С поддельным паспортом

Через две недели Шляпникова арестовали снова. Освободившись, он на семь лет уехал из России и скитался по Англии, Франции и Германии. Сам революционер об этом времени практически не вспоминал. В мемуарах он говорит, что самостоятельно учил иностранные языки и читал книги по вечерам. В Европе Шляпников держал связь с родиной, работал в подполье.

В 1914 году с поддельным паспортом на имя француза Жака Ноэ революционер вернулся домой. Специально не разговаривая по-русски, работал на заводах. В кармане держал франко-русский словарь. Постепенно, делая вид, что выучил русский язык, начал агитацию.

В одной из таких акций Шляпников попал под трамвай и был контужен. Долго лежал в больнице. Приходилось скрываться о властей.

С муромским акцентом

Ненадолго отлучившись в США в 1916-м, Шляпников стал одним из первых большевиков, принявших участие в Февральской революции. В Петросовете большевики тогда были скорее статистической погрешностью - Шляпников и Молотов отдувались на всех ленинцев. Было непросто. Меньшевик Николай Суханов в "Записках о революции" вспоминал, как тяжело было работать с принципиальным коренастым мужчиной с муромским выговором.

Вскоре рабочий-революционер встречал Ленина на вокзале. Во время революции ходил по казармам и вызволял побитых солдатов-большевиков. После Октябрьского переворота стал первым наркомом труда молодой страны Советов. Рабочий с большим опытом подпольной работы как никто другой подходил на эту роль.

Впрочем, наркомат труда расформировали уже через год. А после смерти Ленина Шляпников попал в опалу. Его мемуары стали изымать из библиотек, из партии исключили. Посчитали, что простой рабочий-революционер стал заговорщиком и готовит новый переворот. Группу его сторонников назвали "Рабочей оппозицией". Все, чего она требовала - расширить Совнарком и дать в него дорогу представителям других партий.

Говорят, в эти годы Шляпников закрутил роман с пламенной революционеркой Александрой Коллонтай. Но романтика романтикой, однако семейный быт - не революция. Александр просил возлюбленную дома быть простой женщиной, но "дочь революции" оставалась борцом за права рабочих и дома. После этого отношения рассыпались.

После разгрома "Рабочей оппозиции", Александр Шляпников некоторое время работал в разных конторах. В 1937 году в период "большого террора" его расстреляли. Имя пламенного революционера было забыто на долгие годы. Лишь в 1992 году были переизданы его мемуары. Но и сегодня об Александре Шляпникове слышали разве что историки. Его именем не названы улицы и площади, о нем не снимают телесериалы и не выпускают новые книги каждый год. Быть может, пора вспомнить о своем герое?

 
Читайте также