Премия Рунета-2020
Владимир
+29°
Boom metrics
Политика22 февраля 2016 22:00

Штурмовой батальон из Мурома прогремел на весь мир

«Круче спецназа» - говорят о них. Возрожденная легенда

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ

Знакомьтесь - батальон штурма и разграждения 1 гвардейской инженерно-саперной Брестко-Берлинской Краснознаменной орденов Суворова иКутузова бригады выходит на передовые позиции.

Каких-то двадцать пять лет назад инженерные войска презрительно называли «стройбатом». Служить там не хотел никто. Однако сегодня военные инженеры Российской армии - это элита из элит. «Круче спецназа» - говорят о них. Возрожденная легенда.

ШИСБр

Гордо и не без оснований своим «прародителем» в Муромском батальона штурма и разграждения инженерных войск называют Штурмовые-инженерно-саперные бригады (ШИСБр), появившиеся в годы Великой Отечественной войны. Когда Красная армия гнала фашистов на Берлин, ШИСБр стал «ледоколом», расчищавшим путь для сухопутных войск. Бригады, собранные из высококлассных специалистов-инженеров, разминировали дороги, мосты, подъезды к зданиям, сами могли заложить взрывчатку, и просто врывались в немецкие окопы и доты, наводя на фашистов ужас.

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ

Их на полном серьезе считали бессмертными - бывали случаи, когда даже после автоматной очереди, выпущенной в грудь, боец ШИСБр вставал и уничтожал немецкий дзот. Выжившие немцы, попавшие в плен, спрашивали русских бойцов, в чем секрет их «бессмертия». А секрет был прост — каждый боец ШИСБр в те годы носил стальной 3-миллиметровый нагрудник, защищавший жизненно важные органы.

После окончания войны батальоны посчитали ненужными и расформировали. И вот теперь, спустя 70 лет после Победы, штурмовики вернулись. Муромский батальон стал «первой ласточкой».

- Их задача — преодоление укрепленных районов противника, поэтому комплектуется батальон в основном спортсменами - ребятами физически крепкими по состоянию здоровья и, безусловно, крепкими моральным духом — мы стараемся подбирать сюда парней по принципу спецназа, - объясняет начальник инженерных войск Вооруженыых Сил Российской Федерации генерал-лейтенант Юрий Ставицкий. - Кстати, на место в штурмовых подразделениях конкурс достаточно высокий.

Сегодня, когда батальон полностью сформирован, мы решили выяснить — чего бойцы добились за время своего пока еще недолгого существования, и отправились на необыкновенные учения штурмовиков в Муром.

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ

«Красный луч»

По легенде, бойцы второй роты разграждения берут штурмом фабрику «Красный луч», где засел «виртуальный противник». Построенная в 1900 году на самом берегу Оки огромная фабрика, состоящая из нескольких многоэтажных зданий, давно заброшена и превратилась в регулярное место тренировок бойцов спецназа, ОМОНа и прочих боевых подразделений. Поэтому на полу длинных коридоров фабрики можно найти гильзы самых разных калибров.

В 10 часов утра в ворота фабрики въезжает «Урал». Из него выпрыгнули восемь бойцов и принялись выгружать боеприпасы. Четверо одеты в современный армейский костюм «Ратник», состоящий из «разгрузки» - тактического жилета, шлема, наколенников и налокотников.Двое бойцов экипированы еще серьезнее — в новейшие костюмы ОВР-3Ш — общевойсковой комплект разминирования. Именно этот ОВР пришел на смену старой экипировке штурмовиков. А последние два бойца одеты в форму времен Великой Отечественной (включая тот знаменитый нагрудник), и держат в руках оружие той эпохи. Что ж, посмотрим, что дает штурмовику современная система защиты, если даже в старой его считали «бессмертным».

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ

Двойка, прикрой!

В современные костюмы ОВР-3Ш облачились командир второй штурмовой роты старший лейтенант Дмитрий Фещук и один из его бойцов. Именно их «двойка» будет двигаться впереди и расчищать дорогу для «ратников». А вот в руках у каждого — хоть и супер-современный, но до боли знакомый автомат Калашникова. Ничего лучше до сих пор не придумано.

Штурмовики передвигаются парами, страхуя друг друга. Впереди бежит командир, его напарник ведет заградительный огонь. Наконец оба достигают стены. Теперь их товарищи надежно прикрыты, и вот уже вторая «двойка» бежит вслед за первой. Интервал движения — 10-15 метров. Все прикрывают друг друга. При этом «виртуальный противник» носу не может высунуть из окон фабрики, не рискуя получить пулю.

Теперь задача — попасть наверх, по пути зачистив лестницу и соседние комнаты. Под оглушительные звуки выстрелов «двойки» устремляются внутрь, и буквально за минуту добираются до верха. На мой взгляд, действуют просто фантастически профессионально и слаженно. А они... недовольны.

- Такой темп не годится, - отвечает на мое недоумение сержант Андрей Морозов. - Мы все-таки штурмовики, и должны действовать более быстро.

Так что за первой последовали вторая, а потом и третья попытка штурма. Скорость возрастает раза в два.

Как говорится — тяжело в учении, легко в бою. И эти ребята знают об этом не понаслышке — это сержанты-контрактники, участвовавшие в боевых конфликтах на Кавказе.

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ

Секрет командира

Учения закончены. Два ящика патронов опустели, и бойцы могут отдохнуть. Они соглашаются со мной поговорить, но настоящих имен не называют - все были в «горячих точках» и, вероятно, еще будут.

Я пришел сюда из полиции, где служил пять лет, - рассказывает старший сержант Антон Громов. - Бывал в командировках на Северном Кавказе. У меня было желание служить именно в штурмовом батальоне. Прошел несколько комиссий, и вот меня приняли. Служба очень нравится.

- Главный критерий отбора в современный штурмовой батальон — крепкое физическое здоровье, - говорит сержант Андрей Морозов, который в батальон перешел из спецназа. - Ну и моральный дух.

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ

Однако от спецназа штурмовики отличаются сильно.

- У нас систематически происходит переподготовка как офицеров так и сержантов, военнослужащие отправляются на курсы повышения квалификации — например, у нас все водители категории «С» (грузовик — авт.), умеют управлять штатными БТР-82А, водители-наводчики, а саперный профиль изучают все без исключения, - раскрыл секрет старший лейтенант Дмитрий Фещук.

Кстати, сам Дмитрий в армию попал тоже не случайно. До того, как стать командиром роты современного ШИСБр, он жил в Муроме, и с детства мечтал быть военным. После школы пошел в военную академию Санкт-Петербурга, которую окончил в 2005 году.

- Но потом так получилось, что я вынужден был работать на «гражданке», - поделился Дмитрий. - И вот в 2009 году мне удалось вернуться в армию. Я этого очень хотел. Мне было все равно где служить — на Севере или на Юге — лишь бы служить Родине. Сперва был командиром взвода спецтехники, а теперь стал командиром роты. А по поводу штурмового подразделения — да, это мое, мне это интересно, я хочу развиваться, заниматься этим и горжусь тем, что мне выпала честь занимать эту должность.

«Свой-чужой»

Пока бойцы пьют чай и наскоро перекусывают, Дмитрий Фищук рассказывает о буднях штурмовиков и о супер-современном костюме ОВР. От «Ратника» он отличается, в первую очередь, предназначением - не просто «рабочая одежда», а универсальная защита.

- Наличие этих костюмов необходимо для саперных работ, потому что в отличие от «Ратника» он предназначен для безопасности, и выдерживает, например, попадание пуль калибром 9 миллиметров и калибра 7,62, что может быть важным для работы в здании, - поясняет Фещук.

Его подчиненные надеются, что скоро всех штурмовиков переоденут в ОВР.

Зато комплект датчиков «жив-ранен-убит» - тоже находка создателей костюма - штурмовики отвергли.

- Он будет только мешать в бою, - говорит Антон Громов. - Вот представьте — датчик покажет, что человек убит, а его еще можно реанимировать.

- Это лишний вес, - соглашаются остальные, -а мы хотели бы, чтобы ОВР был как можно легче, и еще подходил по размеру.

Между прочим, аналогов этому костюму в мире нет.

Фото: Алексей КОТМЫШЕВ

Военные «спасатели»

Муромский батальон бригады разграждения — дружная, сплоченная команда. Иначе и быть не может. Слова «дедовщина» тут просто не понимают.

- В таком подразделении, как штурмовое, не может быть недопониманий, плохого коллектива и не братских отношений, - говорят ребята. - То есть все должны быть друг за друга, и понимать друг друга без слов, мы обязаны действовать как единый организм.

- В задачи батальона входит штурм — преодоление заграждений, преодоление минированных участков, зданий, прорыв обороны, - объясняет Дмитрий Фещук. - ШИСБр изначально со времен Великой отечественной создавались с одной целью — сбережения личного состава или основных сил. После авиа или арт удара штурмовые подразделения, скрытно приближающиеся к противнику, врывались первыми в окопы, траншеи, уничтожали доты, занимали здания и высоты. У нас ничего не поменялось — специфика осталась та же самая.

Кстати, штурмовики вполне готовы работать и для блага мирного населения.

- Гражданские функции тоже можем выполнять, - рассказывает офицер. - Мы же работаем в развалинах, работаем в завалах, мы можем разминировать, у нас есть ряд инструментов, которые позволяют нам проникать в заваленные здания, преодолевать различного рода препятствия и заниматься монтажом и демонтажем.

КОНКРЕТНО

Что входит в комплект современного костюма ОВР-3Ш?

Многие детали костюма - военная тайна. Известно, что вместо титановых пластин бойца защищают вставки из прессованного полиэтилена и специально разработанных волокон, защищающие от пуль и осколков гранат лучше титана. На голову надевается шлем, к которому по необходимости может крепиться видеокамера, а также забрало из тройного стекла с фонариком. По словам разработчиков, забрало выдерживает выстрел из пистолета в упор. Кроме того, костюм способен считывать данные телеметрии о состоянии бойца и посылать их командиру. Также в ОВР-3Ш встроены рации и имеется защита слуха. Бойцы вооружены мачете, многофункциональными ножами, штурмовыми лестницами и прочей техникой. Вес костюма — военная тайна, однако бойцы говорят, что он легкий и удобный.

Между прочим, врагам в «горячих точках», где сейчас идут бои, стоит затрепетать — в этих костюмах российские штурмовики легко могут работать при любой жаре благодаря системе охлаждения.