2016-08-24T02:05:28+03:00

Круги ада семьи Сорокиных

Мальчика из Вязников сверстники превратили буквально в живой труп из-за несуществующего долга
Поделиться:
Комментарии: comments5
Фото: Алексей КОТМЫШЕВ
Изменить размер текста:

Эта дикая история началась 30 марта на городском стадионе Вязников. Именно тогда пятеро мальчишек решили «выяснить отношения» из-за некоего «долга» с 14-летним Ильей Сорокиным, который в тот злополучный день отправился прогуляться. После той «прогулки» Илья не может подняться с постели, питается через зонд, подключен к аппарату для откачивания слизи и ежеминутно мучается от страшных головных болей. Единственное, что у него осталось — любовь и забота родителей, которые не отходят от ребенка ни на минуту.

Единственная розетка

Обычная «хрущевская» четырехэтажка на окраине Вязников встречает длинным проводом, который тянется от стоящей вдали трансформаторной будки на один из балконов верхнего этажа.

- Где найти Илью Сорокина? - интересуюсь у сидящих на лавочке бабушек, прямо под проводом.

- А вон, в двадцать пятой квартире, - тут же показывают те на балкон, куда тянется кабель.

Дверь открывает мама Ильи — Лариса Сорокина. Сразу видно — Лариса давно не отдыхала, даже не похожа на веселые фотографии из соцсетей, где позирует с единственным сыном. Фото выложили друзья, сразу после трагедии. Собирают деньги на лечение. Выхода нет.

Присаживаемся в зале: Лариса садится в кресло, откуда видно соседнюю комнатку, где на специальной кровати лежит Илья. В большой комнате стоят кресло-каталка и тренажер-вертикализатор. На полках - колбы и упаковки с лекарствами.

- У нас в доме свет полностью отключили, электрощит меняют, - объясняет Лариса, кивая на провод, с балкона через зал тянущийся в комнату больного ребенка. - Электрики нам сделали единственную рабочую розетку, иначе сын может умереть — ему требуется регулярно откачивать слизь специальным аппаратом.

Несмотря на сложную ситуацию, женщина держится, как может. Ради сына. Рядом всегда муж — отчим Ильи Юрий. Хотя следит за Ильей, как за родным ребенком.

Хождения по мукам

- 30 марта я пришла на обед, - рассказывает Лариса. - Илья пошел погулять. Это было где-то в час дня. Только прихожу на работу, он звонит - голос взволнованный, говорит: «Мама, я умираю! Сижу в подъезде двухэтажки у стадиона». Я все бросила и как есть — прямо в халате из своего магазина побежала туда. Здесь недалеко — минут десять.

Все это время, пока бежала, мама держала связь с сыном. Нашла она его сидящим в подъезде на корточках, всего в крови, привела домой, хотела сразу же вызвать скорую, но Илья наотрез отказался.

- Я вызвала медиков по-тихому, - вспоминает Лариса. - Приехал врач, осмотрела, заставила его умыться. Он жаловался на головные боли, но на тот момент его не тошнило, предложили ехать в больницу, но Илья не захотел.

Врачи уехали, предупредив, чтобы их немедленно вызвали в случае ухудшения. Потом мать пошла на работу переодеться, где ее и застали приехавшие по сигналу медиков полицейские.

- Они брали у Ильи объяснение, но в этот момент ему стало плохо, - вспоминает Лариса. - Я опять вызвала медиков, и те увезли его в больницу. Там он стал хрипеть и задыхаться, и его тут же перевели в реанимацию.

А потом начались «хождения по мукам»: оказалось, что ребенку требуется срочная операция, и нужно вызвать нейрохирурга, которого в Вязниках нет. Во Владимире все специалисты были заняты, поэтому пытались позвонить в ближайший Нижний Новгород. Через родственников удалось с четвертой попытки разыскать нужного врача, который выехал на помощь Илье. Правда — не бесплатно.

- Дурацкая была ситуация — время уходит, ребенку все хуже, - говорит Лариса. - Нейрохирург из Нижнего приехал только к часу ночи, но это не его вина, так вышло — диагноз поставили не сразу — большая гематома мозга. Но доктору я очень благодарна — он сказал, что вообще может не приступать к операции, настолько все плохо, но в итоге все прошло хорошо. Это был какой-то кошмар. Я все это время читала молитвы. А потом ночью с мужем поехали к друзьям — искать деньги врачу. Не скажу что гигантская сумма, но дома таких денег не было.

Новая беда

Через три дня после операции Илью перевезли в реанимацию областной детской больницы, где мальчик пролежал три недели — максимальный срок. Потом медики предложили перевести ребенка в обычную палату. К счастью, нейрохирург из Нижнего Новгорода своего пациента просто так не бросил — регулярно звонил, узнавал как дела, а потом и вовсе сам приехал во Владимир, осмотрел Илью и решил, что его можно перевести в неврологию для реабилитации.

- На нас там смотрели как на дикарей — в таком состоянии больные туда поступают редко, - вспоминает Лариса. - Я была беспомощной в этой ситуации. Кто-то из младшего персонала говорил, что мать «поднимала» ребенка в таком же состоянии за неделю, и мне было обидно, что у меня нет результата.

Вышли на знаменитую клинику доктора Рошаля. В клинике согласились принять Илью сразу, хотя очередь расписана на месяц вперед. В Москве Илью еще раз прооперировали — вживили имплант на месте трепанации и вставили в желудок гастростому — трубку для кормления. Сам Илья есть не мог.

- Мне показалось, что я начинаю сходить с ума, - говорит женщина. - Пришел психолог, назначил мне витамины и предложил отдохнуть. Но я не могла отойти от Ильи. В клинике Рошаля мы начали курс реабилитации с помощью специальных тренажеров, но через 45 суток нам пришлось выписаться домой — такие правила.

А буквально на следующий день после возвращения домой случилась новая беда — вживленная гастростома выпала. Сорокины снова на реанимобиле отправились во Владимир. Там Илье попытались вставить на место старую трубку и напоить водой, но у мальчика начались сильные боли, и хирург заявил, что необходимо делать новую полостную операцию.

- Когда все кончилось, нам с мужем сказали: «Езжайте домой, звоните». Через несколько дней меня запустили на пару минут, я зашла в палату, он лежит, плачет, корчится от боли и у него холодные, ледяные ноги, - с содроганием вспоминает женщина.

Тут из соседней комнаты раздается хрип. Мать вскакивает — нужно включить аппарат для откачивания слизи и дать мальчику обезболивающее — анальгин. Илья лежит на кровати, удерживая единственное утешение — небольшую плюшевую игрушку. Из горла и живота выглядывают зонды. Мальчик истощен настолько, что едва ли весит 30 килограммов. Говорить он не может — только смотрит полными боли глазами на окружающих.

- И так постоянно, - с трудом сдерживая слезы, объясняет Лариса. - Я уже не знаю что делать. Все лечение в клинике Рошаля пошло насмарку — я поняла, что это огромный шаг назад.

По словам мамы, здоровье ребенка теперь зависит только от хорошей реабилитации. Врачи посоветовали искать клинику в Германии. Немецкие врачи подсчитали стоимость лечения — 120 тысяч евро, или более 7 миллионов рублей. Но таких денег у родителей Ильи нет. Родственники организовали сбор средств, и в данный момент удалось собрать всего лишь 300 тысяч рублей.

«Ну избили, а что толку?»

А пятнадцатилетний «собиратель долгов» пока разгуливает на свободе — под подпиской о невыезде. На него завели уголовное дело и скоро будет суд, но «закрыть» отморозка, превратившего здорового парня в инвалида и лишившего возможности нормально жить из-за жалких пары тысяч рублей следователям закон не позволяет.

- Мы считаем, что долг в 2 тысячи рублей — это обычный предлог, - говорит старший помощник руководителя регионального СУ СК России Ирина Минина. - Уголовное дело заведено по статье «причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений». Дело завели только на одного молодого человека, который, по версии следствия, и нанес роковые удары, однако все остальные из поля зрения правоохранителей не уйдут — их поставят на учет.

Кстати, есть и другая версия — в прошлом году этот же парень отобрал у Ильи мобильный телефон, и родителям мальчика пришлось обратиться в полицию. Бытует мнение, что с тех пор он затаил на Илью обиду и просто отомстил. Как бы то ни было, теперь за «месть» ему грозит до 10 лет тюрьмы, а Илья прикован к постели.

- Тут еще встает вопрос об охране стадиона, - объясняет Ирина Минина. - Там, где находятся дети, охранники должны не отдыхать, а постоянно работать. Обязанности сторожей в таких местах необходимо расширять.

По словам местных жителей, в тот роковой час, когда Илью жестоко избивали, на стадионе находилось как минимум 15 человек, но никто за парня не вступился, а сторож вообще заявил, что ничего не видел.

- Ну избили, а что толку,.. - уныло протянули двое рабочих — единственные, кого удалось застать на злополучном стадионе «Текстильщик». - К нам-то какие вопросы?

Как бы то ни было, Илье становится все хуже. Единственная помощь от врачей — укол анальгина с димедролом.

- Может, хоть вы подскажете, к кому обратиться? - в отчаянии спросила меня Лариса уже в дверях.

Единственные люди, которые пока реально помогли Илье — те самые электрики, меняющие в подвале электрощит. Узнав о беде, они лично провели в квартиру электричество на время ремонта.

- Мы что, не люди? - удивились рабочие вопросу о том самом проводе. - Мальчик умрет, ему нужна помощь.

КОНКРЕТНО

Чтобы помочь Илье, необходимо собрать более 7 миллионов рублей. Деньги можно перевести на счет родителей:

КАРТА СБЕРБАНКА РОССИИ:

НОМЕР КАРТЫ:639002109003141191

Также многие сами несут средства домой к Илье. Все деньги родители тут же переводят в банк. С разрешения семьи Сорокиных публикуем их адрес: Владимирская область, город Вязники, улица Ленина, дом 3, квартира 25. Этот дом находится совсем недалеко от федеральной трассы «М-7».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также