Общество16 апреля 2015 14:00

Русский фермер Джон "шерше ля фам»: Я в 40 лет начал жизнь в России заново!

Предприниматель из Владимирской области считает, что президенту показывают неверные цифры
Русский фермер Джон - Владимиру Путину: - Я не люблю статистику!

Сельское хозяйство стало одной из ключевых тем во время «Прямой линии» с президентом. В студии, где шло общение с Владимиром Путиным, микрофон взял Джон Кописки - английский иммигрант, ныне - гражданин России, фермер, основатель процветающего хозяйства в Петушинском районе, и вообще местная знаменитость.

Оказывается, и у таких преуспевающих бизнесменов есть проблемы.

- Здравствуйте, Владимир Владимирович. Сегодня у нас в хозяйстве 3700 голов скота, 1700 дойных коров. Надой с каждой коровы в год - 10 тысяч литров. При этом мы продаем молоко ниже себестоимости. В последние месяцы себестоимость производства выросла, а закупочные цены - нет.

Я не могу развивать хозяйство и строить новые фермы, потому что у меня нет прибыли. Я 15 лет работаю в этом бизнесе и утверждаю: невозможно развивать бизнес, если нет долгосрочных кредитов на 15 и 20 лет. Я не могу развивать хозяйство, если банк требует залог не меньше чем 120 процентов.

Русский фермер Джон Кописки приехал во Владимирскую область из Англии больше 20 лет назад.

Русский фермер Джон Кописки приехал во Владимирскую область из Англии больше 20 лет назад.

Фото: Петр СОКОЛОВ

У вас есть статистика, кажется, что все хорошо. Но, простите, это не так. У меня пять детей, я люблю Россию. Я должен быть уверен в их будущем в России. Мой сын два года работает в Англии и он хочет вернуться сюда, но он не хочет заниматься моим молочным хозяйством. Говорит: пап, я не дурак. Будущее можно построить только на правде. Проблемы можно решить, только зная факты. Вы верите в статистику, которую вам показывают? Или они врут, потому что боятся сказать вам правду? Я не люблю статистику!

Владимир Путин первым делом поинтересовался:

- Как вы здесь оказались? Шерше ля фам?

- Я не говорю по-французски, - улыбается Кописки.

- Это означает — ищите женщину.

- У меня русская жена.

- По поводу доверия. В каждой стране есть претензии к статистике, но я тем цифрам, которые мне дают, доверяю. Я вашему коллеге из Костромы, который тоже занимается производством молока, сразу сказал, что закупочные цены на молоко сегодня ниже себестоимости. И это создает проблему. Вопрос в том, что сделать для того, чтобы ситуация улучшилась. Один из этих шагов, я его уже назвал — решение об увеличении субсидирования ставок по кредитам в оборотный капитал.

Таковы российские реалии: даже успешному предприятию необходима административная поддержка для развития.

Таковы российские реалии: даже успешному предприятию необходима административная поддержка для развития.

Фото: Петр СОКОЛОВ

Вы столько лет занимаетесь сельским хозяйством и продолжаете это делать. Если бы все было так плохо, оно бы уже, наверное, давно лопнуло, но оно же работает. Есть вопрос с сухим молоком, которое завозится в большом количестве из Белоруссии и это понижает цены в самой России. Здесь мы с нашими партнерами должны будем честно разговаривать и выяснять, договариваться о едином уровне субсидировании сельского хозяйства. Мы должны будем увеличить поддержку, в том числе конкретному направлению, если хотим иметь собственное молочное производство.

Что касается надоев, то я не могу сказать, хороши ли ваши надои. Но в целом в России надои низковатые.

Джон Кописки

Джон Кописки

Мы знаем реалии, о которых вы говорите. Может быть, недостаточно того, что сделано, но уже сделано немало. Это связано с ограничениями, в том числе бюджетного характера. Сельское хозяйство у нас в приоритете, потому что мы должны освобождать рынок для собственного производителя. Будем этим заниматься вместе с вами. А что касается статистики, то я склонен ей доверять.

СПРАВКА «КП»

Русский фермер Джон Кописки приехал во Владимирскую область из Англии больше 20 лет назад.

- Жена развелась со мной. Я оставил ей и двум детям дом и все состояние и решил начать в 40 лет все заново, - объясняет Джон свой поступок. - Почему в России? Там, на Западе, уже все скучно, все сделано, а тут я увидел бескрайний простор для деятельности.

Больше 10 лет ушло на получение гражданства, Джона даже в ФСБ вызывали. Но российский паспорт он получил. Встретил русскую женщину, влюбился, женился... Сейчас у Джона и Нины уже пятеро детей.

Кроме производства деревенских продуктов, на ферме Джона Кописки обучают верховой езде, устраивают детские лагеря, принимают туристов.

Кроме производства деревенских продуктов, на ферме Джона Кописки обучают верховой езде, устраивают детские лагеря, принимают туристов.

Фото: Петр СОКОЛОВ

Молочное хозяйство он начал создавать десять лет назад, в деревне с очень русским названием Рождество. Голубые крыши и белоснежные стены ферм сильно отличаются от того, что в России принято считать коровниками. Племенной скот прибыл из Дании, технологии европейские. В итоге и качество на высоте: сыр, молоко, масло - все по европейским стандартам, продукцию с охотой принимают крупные перерабатывающие заводы.

Несколько лет назад по соседству с «Рождеством» появилась «Богдарня» - сельская усадьба, ориентированная на туризм. Кроме производства деревенских продуктов, здесь обучают верховой езде, устраивают детские лагеря, принимают туристов. Соревнования по экипажной езде, в том числе на русских тройках, уже прославили «Богдарню» на всю страну.

Однако таковы российские реалии: даже успешному предприятию необходима административная поддержка для развития. С местными властями у Кописки вполне имеется взаимопонимание, однако, как видим, всех проблем это не решает.

Интересное