Звезды21 января 2015 1:00

Во Владимире открылся частный «Музей каторжной России»

Он же - «Музей Централа»

Фото: Петр СОКОЛОВ

Правда, к настоящему музею прославленного известным шансонье Михаилом Кругом казенного учреждения №2, «Музей Централа» никакого отношения, кроме схожего названия, не имеет. «Исходник» музея знаменитой владимирской тюрьмы находится прямо на территории закрытого учреждения, и доступа у простого туриста или жителя города к нему нет - надо заранее договариваться об экскурсии.

А ведь «Владимирский централ» - это бренд! Чего зря идее пропадать, решил Валерий Пузанов, известный в городе как руководитель болельщиков «Торпедо». И основал альтернативный музей, где можно сполна хлебнуть тюремной романики.

Лондон славен Шерлоком Холмсом, а Владимир - «Централом»

Валерий загорелся идеей создать свой музей «Централа» после того, как поездил по миру и увидел, какие интересные бывают тематические музеи, которые ассоциируются с тем городом, в которых они расположены.

- Исторические, краеведческие музеи — это прекрасно! Но как интересно было побывать в Лондоне в музее принцессы Дианы, в доме Шерлока Холмса! В Одессе я был в музее юмора, где стоит копия знаменитого портфельчика Михаила Жванецкого, а в Амстердаме меня буквально поразил музей секса, посвященный индийской Кама Сутре, разведчице Мата Хари и секс-символу 20 века: Мерлин Монро. Я подумал, раз Владимир ассоциируется в «Централом», а в официальный музей не попасть, то почему бы не сделать небольшой, частный музей самому?

Первый блин, а точнее музей, получился у Валерия вовсе не комом. «Каторжная Россия» приталась в самом сердце Владимира, в полуподвальчике на Большой Московской, в соседнем с бывшим Домом офицеров здании. Перед входом - небольшая вывеска.

Первое, что видишь, заходя в помещение: вполне себе тюремную решетку, стена возле которой украшена фотографией Михаила Круга, написавшего «прославившую» наш город песню «Владимирский централ». Затем попадаешь в небольшую комнату... простите, камеру. Стены увешаны тяжелыми кандалами и оковами, на стеллажах - выставка фигурок, сделанных руками заключенных из хлеба.

- Талантливый народ у нас за решеткой сидит, - мелькает мысль. Фигурки на редкость искусно сделаны, на вид и не поймешь, из чего они.

Есть там и старинные нагрудные кресты заключенных, еще времен царской России, найденные при раскопках, и значки, которые в советское время делались исключительно руками арестантов в местах «не столь отдаленных», и даже медная ложка самого Василия Сталина, сидевшего во «владимирском централе» за «антисоветскую пропаганду». Посередине камеры гордо красуются самые настоящие нары — койка без пружин, чтобы зэки не могли проглотить их и специально нанести ущерб своему здоровью.

- Что-то мне дарили энтузиасты, а многое делалось на заказ, - рассказывает Пузанов. - А хлебные фигурки, например, сами бывшие заключенные приносили.

А еще посетителей музея встречают «грозный надзиратель Егорыч» и крайне грустный «зэк Вася» с «блатными» татуировками на пальцах руки.

- Это восковые фигуры, сделанные специально по-моему заказу. Форму для надзирателя конца 19 — начала 20 веков и каторжную робу для зэка шили портниха московского Малого театра по эскизам тех лет, - рассказывает Валерий Пузанов. - А еще при изготовлении зэка Васи я очень тщательно отбирал для него татуировки, чтобы среди них не было унизительных, которые смогут «прочитать» «экс-сидельцы», зашедшие в музей вспомнить тюремную молодость.

Украл, выпил, в тюрьму... Отнюдь не романтика!

Предосторожность не излишняя. Оказывается, помимо туристов и любопытствующих, желающих воочию увидеть тюремную камеру прежних лет, за неделю работы музея его уже посетило немало бывших арестантов. Им, да и всем другим, по желанию, могут быть предоставлены и другие услуги: игра в нарды на нарах, горячий чай в жестяной кружке, караоке, где поют исключительно шансон, или просмотр фильмов соответствующего содержания. Еще вас могут запереть на часок в камере и даже заковать в кандалы. Я примерила тюремные «браслеты» - тяжелые, килограмма два. Представляю, каково было брести в таких оковах по знаменитой «владимирке» - дороге каторжан...

Фото: Петр СОКОЛОВ

Правда, все эти дополнительные услуги предоставляются только после 17.00, когда музей закрывается и перевоплощается в эффектное продолжение соседствующего с ним бара.

А вот в дневное время Валерий Пузанов водит в свой музей экскурсии из школьных хулиганов, дабы они, посмотрев на суровые тюремные реалии, свернули на путь истинный, то есть стали законопослушными гражданами.

- Как-то давно я возил мальчишек-футболистов на дружеский матч с ребятами из исправительной колонии для несовершеннолетних, - рассказывает основатель «Музея каторжной России». - Помню их лица, когда они посмотрели на жизнь малолетних преступников после суда. Вот и сейчас работаю со школами, чтобы они водили ко мне в музей своих хулиганов бесплатно. Пусть посмотрят на оковы, представят себе многолетнее заточение в камере. Думаю, многие из них сделают выводы!

Попасть в «Музей Централа» могут бесплатно и дети до 12 лет. Остальные посетители заплатят за экскурсию сивмолические 100 рублей, а иностранцы, которым профессиональный переводчик-экскурсовод расскажет об истории знаменитой тюрьмы на их родном языке, 150 рублей. Кстати, в дальнейших планах Валерия Пузанова создать еще и «Музей телесных наказаний», наподобие того, которое он посетил в Москве.

- Этот музей создал мой знакомый. Он же обещал поделиться со мной некоторыми экспонатами. Остальные «орудия пыток» я буду делать на заказ, - делится планами Валерий.

И добавляет, что все экспонаты в музее - как в уже открывшемся, так и в будущем, уже куплены или будут приобретены в дальнейшем на личные деньги. Как говорит Валерий, он и не ставит себе цели заработать. Просто хочет сделать город интереснее как для туристов, так и для жителей. Что ж, дело, и правда, хорошее!

КЛАССИКА В ТЕМУ

В том краю, где желтая крапива

И сухой плетень,

Приютились к вербам сиротливо Избы деревень.

Там в полях, за синей гущей лога, В зелени озер, Пролегла песчаная дорога До сибирских гор.

Затерялась Русь в мордве и чуди, Нипочем ей страх. И идут по той дороге люди, Люди в кандалах.

Все они убийцы или воры, Как судил им рок. Полюбил я грустные их взоры С впадинами щек.

Много зла от радости в убийцах, Их сердца просты. Но кривятся в почернелых лицах Голубые рты.

Я одну мечту, скрывая, нежу, Что я сердцем чист. Но и я кого-нибудь зарежу Под осенний свист.

И меня по ветряному свею, По тому ль песку, Поведут с веревкою на шее Полюбить тоску.

И когда с улыбкой мимоходом Распрямлю я грудь, Языком залижет непогода Прожитой мой путь.

Сергей Есенин.

КультураИнтересное