Сын ветерана: «Для отца война закончилась позже 9 мая 45-го...»

Владимир Хромов с гордостью показывает фотографию папы в военной форме. Впервые он надел ее в в 1943 году, еще безусым юнцом
В одном из боев Сергея Хромова ранило в руку осколком от мины. После лечения парень снова отправился воевать.В одном из боев Сергея Хромова ранило в руку осколком от мины. После лечения парень снова отправился воевать.Фото: Дарья ВЯЗОВАЯ
Изменить размер текста:

И не снимал до самой пенсии. Менялись мундиры, звезды на погонах, но форма цвета хаки сопровождала его почти до самой смерти.

Сергей Яковлевич Хромов родился в 1925 году в селе Илкодино Московской области. В армию его призвали в 1943 году, ему тогда едва исполнилось 18 лет. В учебном подразделении в Москве выучился на радиста. Окончил он его с присвоением звания ефрейтор и с правом свидания с родителями.

- Это было такое поощрение, - рассказывает сын Владимир. - Бабуля вспоминала: «когда увидела его, чуть не заплакала». Голодуха такая в то время была. Пришел домой худенький солдатик. Ушки из под пилоточки торчат. Всю войну она молилась, чтобы он только живой вернулся.

Однако уже осенью 43-го еще безусому пареньку пришлось прочувствовать на себе все ужасы войны. Это был его первый бой в составе знаменитой, потрепанной в сражениях, но не павшей духом третьей гвардейской танковой армии генерала Рыбалко, в батальоне связи штаба. Как раз тогда, в ходе операции по освобождению Киева, форсировали Днепр.

- Бои был очень тяжелые. Южнее Киева немцы захватили Букримский плацдарм. Место, где и спрятаться негде было. Вокруг только равнина и тихая гладь реки. Понятно, что связь постоянно рвалась. А он был в экипаже на передвижной станции — американской машине Dodge WC-52. Переправа шла сложно. Вокруг все громыхало. А ночью перейти на другой берег было просто невозможно. По мосту, который лежал на глубине 5 метров толпами шли люди и танки, везли орудия. Так что переплавляться пришлось средь бела дня. Первым командиром у него была молодая женщина — младший лейтенант Грязнова. Вспоминая об этих днях, отец так мне говорил: «знаешь, уже сколько лет прошло, я сам офицер, но она осталась для меня образцом выполнения воинского долга». Она приказала, и под грохот немецких самолетов и свист пуль их машина переправилась на маленьком плоту. Выжили буквально чудом.

На Букринском плацдарме бои шли неделю. А затем Сергея Хромова отправили на другой, уже Лютежский плацдарм. У бойцов совсем не было связи. В станцию попала фашистская авиабомба, и все члены экипажа погибли. Именно там молодого ефрейтора Хромова ранило в руку осколком от мины.

- Это только в фильмах некоторых показывают, что раненые в госпиталях на белоснежных простынях лежат, - продолжил рассказ ВладимирХромов. - Отец говорил, что он отродясь этого не видел. Спали на топчанах, соломой застеленных, укрывались шинелью. А раненые, кто хоть немного мог ходить, шли сами до госпиталя. Вот и отец пошел. Еще один горемыка подошел к нему там (он был ранен в грудь). Снова пришлось переправляться через Днепр, теперь уже на другую сторону. В потоке со всеми проходили боком, едва держась на ногах. До середины пути в госпиталь подбросил водитель, остальное расстояние пришлось идти пешком. Силы покидали того солдатика, и отец его одной рукой волок за собой. Оставил возле церковной стены, побежал искать врачей. Открывал одну за другой двери домов, а там битком забито: раненые лежат.

После недолгого лечения в госпитале, Сергей Хромов снова отправился воевать. Получил медаль «За отвагу». И дошел до самой Праги. Кстати, когда 9 мая после подписания акта капитуляции, вокруг уже праздновали Победу, там еще свистели пули. В Праге немцы держались дольше всех. Да и другие противники собрались в тех окрестностях. Такие как «власовцы», они еще называли себя русской освободительной армией (РОА), которая воевала на стороне третьего рейха против СССР, вместе с другими легионами вермахта. Стрельба не утихала до 11 мая. Сыну Сергей Яковлевич не раз повторял: «Я вытянул счастливый лотерейный билет, что живой остался. А ведь не одну сотню сверстников в землю закопал. И не было там никакой романтики в кирзовых сапогах. Только жизнь и смерть имели значение».

- Война закончилась, и отцу посчастливилось попасть домой ненадолго. Но что он там увидел, его потрясло, - вспоминает сын. - В деревне два с половиной мужика. Да и те ходят в штанах из мешковины и босиком. Женщины на себе таскают борозды. Голодуха. Что было в вещмешке, все отдал родным. И тогда он подумал: а как же жить здесь дальше? Поэтому, когда приехал в часть, сразу написал заявление о поступлении в военное училище. Как он сам признался — за кусок хлеба и казенные штаны.

Сначала было Горьковское училище связи. Там-то Сергею Хромову и другим фронтовикам предложили перевестись в новое учебное заведение — Львовское военно-политическое училище. Уже тогда их предупредили — придется еще немного повоевать. А бороться пришлось с еще действовавшими в послевоенные годы бандформированиями, среди которых были и небезызвестные бендеровцы. Вышел из училища Сергей Хромов уже офицером. Оттуда его направили на службу в оккупационных войсках Германии. Затем снова его ждал переезд, уже Ульяновское гвардейское танковое училище и служба в Йошкар-Оле. Через некоторое время отправили на своеобразное повышение квалификации во Владимир, куда из разрушенной деревни уже перебрались его родители. После 10-месячного обучения, Хромова отправили в Туркмению, на границу с Ираном. Здесь он служил в должности замполита роты радиотехнической разведки. Затем снова перевод: на этот раз в Азербайджан, в локаторный противовоздушный полк. Еще была годовая командировка в Казахстан, где строили станции слежения для космодрома Байконур. И служба в Дагестанском Дербенте, а затем и зенитно-ракетный полк на острове Сахалин. Отсюда он и ушел на пенсию. Но даже после этого формы военной не снял. 22 года проработал начальником штаба гражданской обороны. А в 2008 году на 84 году жизни умер.

Сын Сергея Яковлевича Владимир Хромов пошел по стопам отца. Отслужив в Германии, учитель с высшим образованием сменил уроки физики на военно-патриотическое воспитание школьников. Современным подросткам он тоже рассказывает о том, что слышал от отца. Об ужасах войны, голоде и мужестве. И о том, как поколение победителей не пало духом от разрухи.

- И ведь слушают с удовольствием, - говорит Владимир Хромов. - Главное, чтобы понимали, какой ценой ковали Победу. И стали достойными преемниками людей, отдавших жизни за мирное будущее своих потомков.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также