Общество

Ложка долга в бочке меда: могут ли госслужащим запретить заниматься подсобным хозяйством

Приморским пчеловодам выставили огромный счет якобы за нетрудовые доходы
Пчелки с пасеки Елены и Андрея почти сорок лет приносили мед, позволяя не только переживать трудные времена, но и помогать детям

Пчелки с пасеки Елены и Андрея почти сорок лет приносили мед, позволяя не только переживать трудные времена, но и помогать детям

Фото: Личный архив

Парадоксальный садово-огородный прецедент создан в Приморском крае. Оказывается, государство в любой момент может забрать деньги, которые человек честно заработал, продавая излишки с личного подсобного хозяйства. Особенно, если этот труженик в основное время работает... на государство.

Так случилось с супругами-пчеловодами Коровицкими, которые неожиданно узнали, что должны отдать в бюджет более трёх миллионов рублей. И за что!..

А ведь, как говорится, ничто не предвещало неприятностей. Пчелки с пасеки Елены и Андрея почти сорок лет приносили мед, позволяя не только переживать трудные времена, но и помогать детям. На эти деньги в 2014 году они и приобрели для наследников жилье во Владивостоке. Новое имущество Елена Коровицкая, работающая помощником мирового судьи Кировского района, исправно внесла в декларацию о доходах госслужащего. Кто бы тогда знал, во что это выльется...

- Пару лет назад мне вдруг звонят из департамента мировых судей, где я работаю: тут на вас представление из краевой прокуратуры пришло, - рассказывает она. - Аж на ста листах. Мол, проверить нужно: как мы с мужем при моих 40 тысячах зарплаты и его 20 тысячах пенсии умудрились две квартиры купить, не коррупция ли?.. Думаю — с чего это они вдруг. А там фамилия нашего «знакомого» стоит, который им жалобу накатал — бывшего сотрудника Следственного комитета Евгения Листрового.

«НЕ ОТДАДИТЕ ВСЕ - БУДУТ НЕПРИЯТНОСТИ»

По словам Елены Коровицкой, жалобщик появился на горизонте три года назад: к нему ушла жена их сына. С разводом и дележом имущества.

- Сын предложил честно поделить имущество пополам, но та уперлась, - вспоминает она. - Тогда же возник и ее новый «муж», который заявил, что у него есть друг в краевой прокуратуре, Василий Скорик, и, если сын не отдаст все, - будут неприятности. Мы отмахнулись от него — мало ли, кто что говорит… И вот вдруг жалоба и реакция прокуратуры. Тут и фамилия, которой нам грозили, возникла… Вскоре рассказали, что по мне проводилось спецсовещание с участием вице-губернатора края. И на нем Василий Скорик, который оказался начальником отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции краевой прокуратуры, объяснял, что, продавая мед, я занималась предпринимательской деятельностью, а госслужащему это непозволительно. Я уже тогда удивилась — как он работает в прокуратуре края, да ещё при такой должности, если элементарных законов не знает? И достала Закон «О личном подсобном хозяйстве».

Приморским пчеловодам выставили огромный счет якобы за нетрудовые доходы

Приморским пчеловодам выставили огромный счет якобы за нетрудовые доходы

Фото: Личный архив

ЗАКОН НЕ ЗАПРЕЩАЕТ

«Реализация гражданами, ведущими ЛПХ, сельскохозяйственной продукции, произведенной и переработанной при ведении личного подсобного хозяйства, не является предпринимательской деятельностью», - черным по белому говорится в том самом законе. Мало того, в нем не запрещается государевым людям возиться в своем огороде и на пасеке, и продавать излишки своей продукции.

- У нас кто не ленится, все занимаются пчеловодством, и госслужащие, и полицейские. Всех теперь в коррупционеры записывать, что ли? - недоумевает Коровицкая.

В итоге после трёх месяцев проверки специальной комиссией супруги доказали: в год они собирают и продают в среднем около 10 тонн меда, что даже, по самым скромным подсчетам, за 4 года принесло около 4 миллионов рублей, и одного этого вполне хватало для покупки недвижимости. А были еще зарплаты, кредиты, продажа авто, реализация кур, картофеля, бычков и прочей сельхозпродукции, которую они выращивали на своем огороде.

- Во время заседания комиссии Скорик убеждал всех в том, что я коррупционер, - говорит женщина. - Однако ее члены признали: мои доходы превысили расходы.

Из здания Коровицкие вышли окрыленными - справедливость восторжествовала! Но радоваться было рано.

ДОКУМЕНТЫ ПОТЕРЯЛИ

О последующих событиях Елена рассказывает сквозь слезы:

- Сначала один сосед, потом другой вдруг говорят: их вызывали в районную прокуратуру, и там расспрашивали - какое хозяйство мы имеем, намекали на то, что мы коррупционеры. Я к зампрокурора района: «Что вы людей дергаете? Пойдемте, все покажу, и пасеку, и хозяйство!» А он: «Да это не я, это Скорик мне каждый день звонит. Он прислал поручение: опросить, опросить, опросить…» Где вы ему дорогу перешли?»

Оказывается, государство в любой момент может забрать деньги, которые человек честно заработал, продавая излишки с личного подсобного хозяйства

Оказывается, государство в любой момент может забрать деньги, которые человек честно заработал, продавая излишки с личного подсобного хозяйства

Фото: Личный Архив

А вскоре пришли и другие новости.

- Вдруг узнаем: по поручению Василия Скорика местная прокуратура подает в суд об обращении нашего имущества в доход государства, - говорит Елена. - Иск читали с широко открытыми глазами: там нет решения комиссии, которая признала нашу правоту, нет вообще никаких письменных доказательств, что у нас есть ЛПХ и пасека. Мы в департамент по профилактике коррупционных правонарушений: «Где документы?! Мы же их приносили и видели, как их подшивали в дело!» Специалист департамента пояснила: она их «потеряла». Но так интересно: в описи говорится, что на таких-то страницах — наши доказательства, а там вместо этого - какие-то ненужные листы и распечатки с сайта объявлений… То есть, документы просто заменили.

«НЕЗАКОННЫЙ» МЕД

«Потерянные» справки восстановили. Однако супругам это не помогло. Как не помогли и более десятка свидетелей-пчеловодов, которые пришли в суд, чтобы доказать: Коровицкий - один из лучших пчеловодов района. Выслушав их, судья вдруг выносит решение: взыскать с Коровицких почти 3,4 миллиона. Аргументация при этом снова поразила всех: суд посчитал, что территория ЛПХ ограничена площадью в 0,5 га, а раз у Коровицких аж 1,8 га, то считать доходы от меда незаконными, а они должны заплатить налоги… Но вот же приморский закон, где указано, что максимальный размер ЛПХ в регионе — 2,5 га!

Следующий суд вообще договорился до того, что наличие пасеки в 100 пчелосемей еще не означает получение от этой пасеки дохода. Дальнейшее вообще переросло в абсурд.

- На кассации встает сотрудница прокуратуры и говорит: «Мы не отрицаем, что много лет у них была пасека, что они продавали мед и имели большие объемы, но как его посчитать?» Как это? - вопрошает Елена Коровицкая.

- Интересно получается: в деле есть целых три расчета доходности меда, - прокомментировал «КП» адвокат Денис Мицай. - Ни один из них прокуратуру почему-то не устроил, сами они посчитать не могут, и на этом основании человек оказывается виноват? Там вообще очень много нестыковок и противоречий. Взять те же сроки исковой давности, которые, как мы считаем, прошли…

И теперь Елена и Андрей намерены добиваться справедливости в Верховном суде.

Но, как оказывается, дело супругов Коровицких, пострадавших от «борьбы с коррупцией», не единственное в Приморском крае. И снова мелькает антикоррупционный отдел региональной прокуратуры, возглавляемый до мая 2019 года Василием Скориком.

ПОДАРИЛ АВТО ЖЕНЕ — СДЕЛАЛ ЕЕ КОРРУПЦИОНЕРКОЙ?

Одна из этих историй также прогремела на всю страну. Еще бы: суд обязал взыскать с рядовой сотрудницы управления Росреестра по Приморскому краю Ирины Ерошкиной аж 1,8 миллиона рублей. Мол, не могла та со своей зарплаты купить «Тойоту Лендкруизер». При этом слушать ее гражданского супруга, предпринимателя Александра Балобоева, который честно купил и подарил ей это авто, никто не захотел. Хотя у того были все документы о приобретении машины. И снова знакомая фамилия:

«Скорик В.Н., демонстрируя непонятно и ничем не обоснованное рвение, лично участвовал в судебных заседаниях, чтобы не допустить отмены решения, - писал жалобу в Генпрокуратуру Александр Балобоев. - На мой взгляд, такая личная заинтересованность Скорика В.Н. в исходе дела, демонстрирует одно: он радеет не за то, чтобы восторжествовала справедливость и закон, а за то, чтобы суд не сделал «работу над ошибками»…»

- Получается, что вся «вина» моей жены в том, что она приняла от меня в подарок это авто, - рассказал «Комсомолке» Александр. - При этом никаких экспертиз проведено не было, а сумму Скорик вывел, посмотрев цены на аналогичные авто в журнале. С потолка то есть. Мы подавали в Верховный суд, другие инстанции, но нигде даже рассматривать этот беспредел не стали. Апелляции не проходят, Ирине пришлось уволиться, а с ее зарплаты удерживается часть в счет погашения выдуманного долга...

СПРАВЕДЛИВОСТИ ДОБИЛИСЬ ЛИШЬ В МОСКВЕ

Под этот же каток попал и экс-депутат Анучинского района Георгий Кристов. По инициативе отдела Василия Скорика суды посчитали, что тот должен государству почти 4 миллиона рублей.

- Имущество было приобретено еще до его депутатства, он предприниматель, - пояснил «КП» его адвокат Сергей Медведко. - Несмотря на это, суд счел доходы неподтвержденными и обязал заплатить деньги государству. - Два года у нас ушло на то, чтобы доказать - Георгий мог на честно заработанные средства купить землю и две машины, часть одолжил у братьев, сбережения были опять же. Точку поставил Конституционный суд, признав нашу правоту. Не может человек документально объяснить появление имущества, как уже ставится вопрос, что это коррупционный доход. А почему коррупционный-то? А если он имеет законные источники дохода? К сожалению, судьи и прокуроры иногда подходят к этому формально.

Комментарий

Член Общественной палаты РФ, сыровар Олег СИРОТА:

«ИСПРАВИТЬ ОШИБКУ, ПОКА НЕ ПОЗДНО!»

- Парадокс, но государство, которое декларирует поддержку местного производителя (в данном случае — семью пчеловодов), вдруг берет и лупит по нему, что есть силы. Хотя эти люди заслуживают глубокого уважения и признания за свой неимоверно тяжёлый сельский труд. При этом чиновники на местах перегибают палку, воспользовавшись «сквозняками» в законе «О ЛПХ». Да, там прописано, что реализация продукции, выращенной в ЛПХ, разрешена и все это не является предпринимательской деятельностью. Но такое полулегальное существование позволяет судам, как в этом случае, в упор не видеть доходы с огородов. А порой из-за того, что не установлены ни допустимые объемы продажи этих излишков, ни количество оборотных средств, на местах начинают считать коров-баранов и самостоятельно определять, сколько человек может выращивать скота и содержать ульев, еще больше умножая несправедливость… В любом случае мы берем приморский казус с пчеловодами на контроль и уже направили запрос в Генпрокуратуру РФ — кто-то там должен же увидеть, что происходящее с Коровицкими — вопиющая несправедливость. И, пока не поздно, исправить ошибку.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Введут ли в России патенты для дачников

Поправки в Налоговый кодекс, которые в конце января приняла Госдума, вызвали весьма бурную реакцию у владельцев личных подсобных хозяйств (подробности).