2019-12-21T01:17:12+03:00

Зимбабве: Как удалось угробить процветающую страну за несколько десятков лет

Спецкор «Комсомолки» Дарья Асламова побывала там и увидела, как из-за бездарного правления на богатейшей земле, напичканной золотом и алмазами, и способной давать по три урожая в год, тысячи людей умирают от голода [Часть 1]
Поделиться:
Комментарии: comments294
Дарья Асламова.Дарья Асламова.Фото: Дарья АСЛАМОВА
Изменить размер текста:

- Дождь! Наконец-то! - радостно кричу я, хотя «дворники» с трудом справляются с потоками воды. - Ты становишься настоящей африканкой, - смеется мой новый друг зимбабвиец Гарри. – Только мы так радуемся окончанию засухи. Скоро ты начнешь молиться о дожде!

Гарри совсем черный, но что-то в чертах его лица напоминает о примеси белой крови. - Угадала, - улыбается он. – Три поколения назад был в роду белый.

Колеса машины месят жирную красную землю, самую лучшую землю на свете, с которой можно снимать три урожая в год!

- Когда-то я работал в этих краях в Мозави, - вспоминает Гарри. – Президент Мугабе отдал приказ о национализации земель, и Мозави отобрали у белого владельца. К счастью, сначала она досталась опытному черному фермеру. И мы выращивали тонны чудесных роз, которые за двое суток самолетом доставляли во Францию! А потом землю передали какому-то важному военному, и все рухнуло.

Какой только живности не встретишь в этой стране. В руках у африканца символ Зимбабве - панголин, что-то среднее между броненосцем и муравьедом. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Какой только живности не встретишь в этой стране. В руках у африканца символ Зимбабве - панголин, что-то среднее между броненосцем и муравьедом.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Сквозь пелену дождя я вижу табличку: «7,5 км. – Золотые поля».

- Что это значит?

- Именно то, что ты прочитала. Золото! Оно у тебя прямо под ногами. Как и платина, и алмазы. Зимбабве – богатейшая земля на свете, - с легкой иронией объясняет Гарри.

На местном рынке мой приезд вызывает переполох. Здесь давно не видели белых. Алкоголики во мраке кафе (электричество, как обычно, не работает) даже отставляют бутылки с пивом. Когда я достаю камеру, селянки пугаются: «Мы ничего плохого не сделали! Мы не занимаемся политикой! Почему она хочет нас фотографировать?!» Гарри торжественно объясняет, что я приехала издалека и просто хочу сделать портреты обычных жителей. Женщины начинают прихорашиваться и улыбаться. Местные крестьяне обступают Гарри и что-то горячо ему предлагают, но он лишь отрицательно качает головой.

Женщина-священник по имени Пхири поёт гимн во славу Господа.Как большинство африканских женщин, она бреет голову, чтобы носить парики.Дарья АСЛАМОВА

Пхири на публичной молитве.Африканцы молятся с огонькомДарья АСЛАМОВА

- Чего они хотят?

- Чтобы ты купила золото по дешевке. Настоящие самородки. Каждый копает в своем огороде. Но я сказал, что ты нелегальщиной не занимаешься.

- Ты же говорил, что им нечего есть?!

- Да, три раза в день они едят только садзу с травой. (Садза – безвкусная белая каша из кукурузной муки и воды. Похожа на замазку. Тяжелым комком ложится на желудок, но на несколько часов заглушает чувство голода. – Д.А.)

В этой сельской парикмахерской тоже уверены, что «красота - страшная сила». Фото: Дарья АСЛАМОВА

В этой сельской парикмахерской тоже уверены, что «красота - страшная сила».Фото: Дарья АСЛАМОВА

- А мясо?

- Курица только для богатых. Обычные люди месяцами не видят мяса. Разве что по праздникам.

- И при этом у них в карманах золото!

- Но ни золото, ни алмазы нельзя есть. Зимбабве – одна из беднейших стран на свете.

УТРАЧЕННЫЙ РАЙ

Была когда-то благодатная процветающая земля, прославляющая трудолюбивого человека, под названием Южная Родезия. В конце ХIХ века ее с присущей им жесткостью колонизировали англичане. Возник крепкий и упрямый класс помещиков, плантаторов, со всей страстью полюбивших эту страну с необыкновенно приятным климатом. Хотя Родезия была сказочно богата природными ресурсами, основой экономики страны стало сельское хозяйство. Родезия, имеющая обширные и плодородные земли, могла прокормить всю Африку.

Родезия, имеющая обширные и плодородные земли, могла прокормить всю Африку. И кормила. В 1975 году страна стала второй в мире по урожаям маиса, пшеницы, соевых бобов, арахиса и третьей по производству хлопка. Фото: Priya Ramrakha/Getty Images

Родезия, имеющая обширные и плодородные земли, могла прокормить всю Африку. И кормила. В 1975 году страна стала второй в мире по урожаям маиса, пшеницы, соевых бобов, арахиса и третьей по производству хлопка. Фото: Priya Ramrakha/Getty Images

И кормила. В 1975 году страна стала второй в мире по урожаям маиса, пшеницы, соевых бобов, арахиса и третьей по производству хлопка. (Здесь растет также знаменитый «золотой орех» - макадамия.) А по общему сбору урожаев Родезия заняла первое место в мире! Родезийский виргинский табак был признан лучшим в мире и почти целиком уходил на английский рынок. (Местные сигары до сих пор славятся своим божественным ароматом!) Говядина, сахар, прекрасный кофе и чай, цитрусовые, овощи, цветы. Треть работоспособного населения страны занималась сельским хозяйством.

Торговцы овощами на рынке. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Торговцы овощами на рынке.Фото: Дарья АСЛАМОВА

После кровопролитной гражданской войны к власти пришло черное большинство и знаменитый политик Роберт Мугабе. В 1980 мир признал независимость Родезии под новым именем Зимбабве. Партизанские стычки длились еще пару лет, но вскоре в стране наступил мир. Мугабе, блестяще образованный человек, начал совсем неплохо. Он добился всеобщего бесплатного образования (до сих пор зимбабвийцы – самая образованная нация Африки), улучшил систему здравоохранения и создал эффективный государственный аппарат. Белых фермеров не трогали, экономика процветала.

В 1990-х годах начались либеральные реформы, пришел МВФ (вот куда бы ни приходила эта печально знаменитая организация, сразу начинается кризис и нищета). Дело осложнилось серьезными засухами. Самой влиятельной политической силой в стране и тогда, и сейчас является Ассоциация ветеранов народно-освободительной войны, которой в то время руководил Хунзви Ченджераи по кличке «черный Гитлер» (он ей ужасно гордился). Он потребовал немедленного распределения земель белых фермеров между ветеранами войны, их сподвижниками и родственниками. Никто из них ничего не смыслил в сельском хозяйстве.

Очередь за водой. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Очередь за водой.Фото: Дарья АСЛАМОВА

В 2000 году началась безумная реформа.

- Я был тогда совсем юнцом, - вспоминает бывший белый фермер Келвин. – Нам дали всего двое суток, чтобы собрать вещи. Ферму окружили люди с барабанами, они жгли костры и пели воинственные песни. Помню, как ревел напуганный скот, который сгоняли с земель. Если б мы замешкались, нам грозила двухлетняя тюрьма. Я бежал в Англию, потом вернулся. Не называйте мою фамилию, иначе меня лишат гражданства. А у меня нет другой родины, кроме Африки.

Столовая на рынке. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Столовая на рынке.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Произошло, как это по-русски, «раскулачивание», - с усмешкой говорит 81-летний доктор Бранислав Сворен, который 35 лет назад приехал из Югославии с гуманитарной миссией. Да так и остался. – Я в свое время был лечащим врачом вице-президента Музенда, и мы с ним часто обсуждали национализацию земель. Я убеждал его обязать белых фермеров научить черных рабочих управлять большими именьями. Невозможно за пару месяцев отдать несколько миллионов гектаров людям, не знакомых с наукой менеджмента. Должно пройти минимум десять лет. Это все равно, что подарить обыкновенному человеку самолет. Он сможет в нем сидеть, но летать не сможет. Но парламент не согласился. Лучшие земли достались политикам.

Доктор Бранислав Сворен, живет в Зимбабве уже 35 лет. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Доктор Бранислав Сворен, живет в Зимбабве уже 35 лет.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Я страстный охотник. Да вы и сами видите, - доктор с гордостью показывает мне коллекцию голов грустных рогатых антилоп. – Я ездил охотиться к своему другу, у которого было семь тысяч гектаров земли. При национализации их разделили на сто кусков. Там было 3000 коров. Новые владельцы убили и съели все стадо. Сейчас там никого нет. Заросли буша, в которых квакают лягушки.

Когда-то у Нельсона Манделы хватило мудрости после всех унижений апартеида сказать «нет» вражде между белыми и черными: «Мы должны использовать знания белых фермеров и постепенно передать земли черным, когда они будут обучены». Но сейчас ЮАР хочет повторить опыт Зимбабве. Африке придет конец. Были времена, когда президент Ливии Каддафи менял нефть на прекрасные продукты из Зимбабве. А сейчас люди здесь голодают. Им не хватает самых необходимых витаминов, которые есть только в мясе, а они питаются только кукурузной кашей. Отсюда слепота, высокое давление, слабость. Умирает промышленность, поскольку нет электричества. Фабрики работают по ночам – только с 10 вечера до 5 утра, пока есть электроэнергия. Мне больно, потому что я люблю этот народ. Это самая приятная нация в Африке, добродушная, ласковая, работящая и любезная по природе своей.

Дружная семья. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Дружная семья.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Я был знаком с президентом Мугабе. Как-то он сказал: моя мать прожила 105 лет, а я решил прожить 110 лет и никому не отдам власть, чтобы не погибли плоды всех моих трудов. Мне было грустно. Он даже не понимал, что все, чего он добился хорошего, он же сам и погубил.

ЧЕРНЫЙ РАСИЗМ

Бен Фриз – единственный белый фермер, который подал в суд на президента Мугабе и выиграл его! Но это ему не помогло. Англичанин по происхождению, профессиональный агроном, Бен женился на дочери белого зимбабвийского фермера. Вместе они создали образцовое хозяйство, ставшее крупнейшим в стране производителем манго и цитрусовых. На ферме проживали пятьсот рабочих. Жена основала текстильную фабрику, где работало еще сто человек.

Бен Фриз, единственный белый фермер, выигравший процесс против президента Мугабе. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Бен Фриз, единственный белый фермер, выигравший процесс против президента Мугабе.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Через наши земли протекала река, куда на водопой ходили пятьсот диких животных – зебры, антилопы, жирафы, - вспоминает Бен. – Мы построили маленькие домики для сафари, куда приезжали туристы. Когда началась национализация, на нашу ферму ворвались неизвестные черные и велели убираться. Мы позвонили в полицию, но там уклончиво ответили, что в политику не вмешиваются. Мы подали в Верховный суд, но во время процесса в зал пришли бандиты и выкрикивали угрозы судьям, вынудив их снять полномочия. Тогда мы подали иск против Мугабе в Трибунал САДК (Сообщество развития юга Африки) в Намибии.

Древние барабаны. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Древние барабаны.Фото: Дарья АСЛАМОВА

За две недели до Трибунала меня, моих тестя и тещу похитили неизвестные люди и привезли нас в лагерь пыток. Нас избивали винтовками и ботинками. Я потерял сознание, когда мне сломали ребра. Теще сунули горящую ветку в разорванный рот, и она подписала отказ от суда. Эту бумагу потом постеснялись предъявить, и Трибунал признал, что причиной нашего изгнания из земель стал цвет нашей кожи, черный расизм, и мы имеем право вернуться домой. Но было поздно. Наш дом и хижины наших рабочих сожгли (у них тростниковые крыши, и достаточно одной спички). Урожай украли. Всех диких животных убили, чтобы съесть. Сейчас там остались несколько крестьян, которые выращивают на огородах только овощи для пропитания. 99 процентов белых фермеров потеряли свои земли, которые раздали влиятельным людям из правящей партии. Они украли все, что смогли, а потом забросили фермы. Не только из-за того, что не знают, как на них работать. Но также из опасения, что при любой смене власти земли могут отобрать. Зачем же в них вкладываться? Три миллиона человек уехали из страны. Семь миллионов человек из оставшихся тринадцати в буквальном смысле голодают. А когда-то Зимбабве кормила целый континент и давала работу людям из Замбии, Мозамбика и Малави.

Девушки идут на работу в поле с мотыгами в руках. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Девушки идут на работу в поле с мотыгами в руках.Фото: Дарья АСЛАМОВА

В стране десять тысяч дамб, но инженерные работы не проводились с 1970-х годов. Население выросло более, чем в два раза, а электрические генераторы все те же. Из-за засухи в дамбах нет воды, всю систему надо перестраивать. Но мы…слишком богаты. Слишком много золота, алмазов, платины. Как только местные политики дорываются до власти, они начинают заниматься контрабандой драгоценных металлов, покупают себе порше и ламборгини, а на сельское хозяйство им плевать. Даже алмазы могут стать проклятием.

Школьники. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Школьники.Фото: Дарья АСЛАМОВА

ЦВЕТ КОЖИ НЕ ЗНАЧИТ НИЧЕГО!

- Ты задаешь глупые и неправильные вопросы. Более того, расистские вопросы! – раздраженно говорит Кристофер Мутсвангва, председатель Ассоциации ветеранов национального освобождения. – Процветание ничего не имеет общего с белыми людьми. Успех страны не связан с расой.

- А я ничего подобного не говорила, - простодушно замечаю я. – Просто я вижу, что стремительная национализация земель разрушила Зимбабве.

Внезапно Кристофер хватает дорогой кулон, подаренный мне местным приятелем:

- Вот я сейчас сорву его с твоей шеи и убегу, потому что я сильнее. И ты ничего не сможешь сделать. Вот так белые украли нашу землю в самом конце ХIХ века, потому что мы были слабыми, как дети. А теперь у нас одна из самых сильных армий на континенте. Запомни: сильная армия – это все! Это и есть страна. И мы забрали украденную землю по праву. И мы смогли отправить в отставку президента Мугабе, когда этот сумасшедший решил сделать президентом свою жену! Я сам вывел на улицу два миллиона человек!

Наш спецкор Дарья Асламова чуть не поссорилась с главой Ассоциации ветеранов национального освобождения Зимбабве Кристофером Мутсвангва. Но потом оба снялись на дружеском фото. Фото: Личный архив Дарьи Асламовой

Наш спецкор Дарья Асламова чуть не поссорилась с главой Ассоциации ветеранов национального освобождения Зимбабве Кристофером Мутсвангва. Но потом оба снялись на дружеском фото. Фото: Личный архив Дарьи Асламовой

Кристофер говорит о знаменитой Гуччи Грейс (ей дали такую кличку из-за пристрастия к нарядам и драгоценностям). Организация ветеранов пришла в ярость, что эта красотка на сорок лет младше мужа собирается возглавить страну. Результатом стал военный переворот 2017 года.

- Мугабе брал только кредиты, но отказывался от инвестиций, - продолжает Кристофер. - Долги – это зависимость и рабство, инвестиции – развитие. Сюда пришел Китай, но мы ждем русских. Да, наша инфраструктура за последние 30 лет заброшена. Но у нас есть самое большое хранилище для нефти, которое практически не использовалось. А сейчас есть соглашение между Мозамбиком и Зимбабве о строительстве нефтегазовой трубы, и тогда наша энергетическая проблема будет решена.

- А какие гарантии российскому бизнесу может дать Зимбабве? Сегодня у вас одно правительство, завтра – другое. В этом главная проблема Африки!

- Забудьте об оппозиции. Ее нет. Она ни на что не способна. Если будет такой же сильный президент, как сейчас, не будет никакой оппозиции.

СПРАВКА «КП»

В 1975 году тогдашняя Родезия стала второй в мире по урожаям маиса, пшеницы, соевых бобов, арахиса и третьей по производству хлопка. А по общему сбору урожаев она вышла на первое место в мире. Почти в 50 стран (включая США и европейские государства) экспортировались говядина, сахар, кофе, чай, цитрусовые, овощи, цветы, табак.

Сейчас Зимбабве скатилась на уровень беднейших стран Африки. За официальной чертой бедности находится 72,3% населения, уровень безработицы достигает 90%.

ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ Россию с нетерпением ждут в Зимбабве: выживет ли русский медведь в африканской саванне

Спецкор «Комсомолки» Дарья Асламова побывала там и увидела, как из-за бездарного правления на богатейшей земле, напичканной золотом и алмазами, и способной давать по три урожая в год, тысячи людей умирают от голода [Часть 2] (подробности)

Жизнь и природа Зимбабве.Дарья АСЛАМОВА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также