Звезды

Кого выдвинут на «Оскара» от России

Кинообозреватель «КП» оценивает шансы самых звучных отечественных картин года - от «Матильды» до «Нелюбви»
Эксперты сходятся на том, что наибольшие шансы на «Оскарах» у «Нелюбви» Андрея Звягинцева.

Эксперты сходятся на том, что наибольшие шансы на «Оскарах» у «Нелюбви» Андрея Звягинцева.

Фото: kinopoisk.ru

Критики и эксперты начали строить первые догадки относительно грядущего выдвижения российских картин на самую престижную кинопремию мира - «Оскар». Процедура эта непрозрачна и осуществляется так называемым «российским оскаровским комитетом», который состоит из режиссеров и продюсеров, либо награжденных этой высокой премией (их, как вы понимаете, единицы), либо номинированных на нее (их несколько больше), либо удостоенных главных призов фестивалей категории «А», в том числе Московского. О том, как «вычислялись» члены комитета, как им показывали фильм «Левиафан», как получались доверенности на голосование от тех, кто не смог присутствовать на принятии решения (о времени проведения заседания комитета, как о нападении Дракона, сообщается неожиданно), и прочих нюансах секретной операции под кодовым названием «Выдвижение на «Оскара» увлекательно рассказал в одной из глав своей книги «Выходит продюсер» Александр Роднянский (глава опубликована в сети). Из нее можно узнать, что в комиссию входят режиссеры Владимир Меньшов, Павел Чухрай, Николай Досталь, Вера Сторожева, Сергей Бодров, Алексей Учитель, Александр Сокуров, Константин Бронзит, Андрей Кончаловский, продюсеры Сергей Сельянов, Дмитрий Лесневский, Андрей Сигле и другие.

Какой российский фильм может объединить столь разных людей в этом году - вопрос, как говорится, интересный. При том что некоторые из них выпустили в этом году собственные картины, которые имеют шансы на выдвижение.

С фильмом «Нелюбовь» у Звягинцева есть все шансы не только войти в номинацию, но и победить в ней.

С фильмом «Нелюбовь» у Звягинцева есть все шансы не только войти в номинацию, но и победить в ней.

Фото: kinopoisk.ru

Эксперты сходятся на том, что наибольшие шансы на «Оскарах» у «Нелюбви» Андрея Звягинцева, спродюсированной тем же Роднянским. Это самый титулованный российский фильм года, уже удостоенный Приза жюри в Каннах и приглашенный, среди прочего, в официальные программы кинофестивалей в Торонто и Теллурайде (они считаются своеобразными барометрами предъоскаровской гонки). Кроме того, Звягинцев и Роднянский с прошлым совместным фильмом дошли до пятерки номинантов и удостоились «Золотого глобуса», что в новейшей истории российского кино случается нечасто. За «Нелюбовью» стоит крупный американский прокатчик, Sony Pictures Classics, у которого рекордное количество побед в номинации "Лучший фильм на иностранном языке" и, соответственно, огромный опыт ведения оскаровских кампаний.

Но, как и в случае с «Левиафаном», все эти плюсы могут обернуться минусами в глазах членов комитета, ведь, осторожно говоря, ничто человеческое им не чуждо, и логика принятия ими решений часто сводится к реплике из «Бесприданницы» «Так не доставайся ж ты никому!». При том, что «Нелюбовь» - не такой жесткий фильм, как «Левиафан» и, возможно, даже более универсальный. С ним у Звягинцева есть все шансы не только войти в номинацию, но и победить в ней. Но чем очевиднее потенциал Звягинцева, тем менее охотно его допускают к игре.

Один из серьезных претендентов на выдвижение - «Аритмия» Бориса Хлебникова.

Один из серьезных претендентов на выдвижение - «Аритмия» Бориса Хлебникова.

Фото: kinopoisk.ru

Универсальности может не хватить одному из серьезных претендентов на выдвижение - «Аритмии» Бориса Хлебникова, хотя у этой прекрасной картины есть приз Александру Яценко на фестивале в Карловых Варах и приглашение на фестиваль в Торонто. С другой стороны, «Москва слезам не верит» тоже имела четкую советскую локализацию, так что свойственная «Аритмии» погруженность в незнакомый американским академикам российский контекст - все же не приговор.

Скандальную «Матильду» Алексея Учителя еще мало кто видел, но по всем показателям это несомненно «оскаровский материал»: снятая с большим размахом, на понятном мировой аудитории современном киноязыке, с участием отличных европейских актеров высокая историческая мелодрама о роковой любовной страсти, разрушившей Российскую империю. Тема погибшей царской семьи давно интересует Голливуд, Учителю же удалось подойти к ней с неожиданной стороны, с помощью крайне любопытной реальной героини. Качественная историческая кинобеллетристика всегда высоко ценилась академиками, но рискнут ли члены российского «оскаровского комитета» выдвинуть на их соискание картину, вызывающую шквал (сколь угодно абсурдных) обвинений в «оскорблении чувств»? Скандал вокруг «Матильды» обрел международный масштаб, и одно из главных достоинств фильма Учителя в том, что он выдерживает планку высоких ожиданий, заданную многомесячной незапланированной «рекламной кампанией».

По кулуарным сведениям, большие шансы на выдвижение и у фильмов «Анна Каренина. История Вронского» Карена Шахнахарова и «Холодное танго» Павла Чухрая. Есть они также и у двух лент о покорении космоса - «Время первых» и «Салют-7», хотя и очевидно, что американцев интересует прежде всего их собственный космический эпос.

«Анна Каренина» - один из немногих российских брэндов, способных вызвать у членов Киноакадемии условный рефлекс, а фильм Чухрая (чей «Вор» был некогда номинирован на «Оскара») посвящен малоизвестным страницам истории Холокоста. И то, и другое - плюсы, не имеющие отношения собственно к качеству этих картин, настолько традиционных, что им гарантировано одобрение коллег заслуженных российских режиссеров. С другой стороны, тематика Холокоста - не гарантия прохождения в номинацию, что показало непопадание в нее в прошлом году «Рая» Андрея Кончаловского, картины несравненно более актуальной по сравнению с работой Чухрая. Экранизациями «Карениной» Голливуд тоже не удивишь: он и сам их делает едва ли не каждое десятилетие. В целом, кого бы ни выдвинули на «Оскара», если отбросить традиционный российский пессимизм, можно только порадоваться тому, что в этом году такой урожай качественных отечественных картин.